3-е заседание экспертно-аналитического совета МСРРБ

Третье заседание экспертно-аналитического совета Международного Союза Русского Рукопашного Боя (МСРРБ)

27.04.06 г. на кафедре Т и М прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК состоялось третье заседание ЭАС МСРРБ на котором был представлен базово-кустовой метод грандмастера боевых искусств Г.В. Попова

На заседании присутствовали следующие специалисты:

  1. Половинкин Александр Александрович - к.п.н , президент МСРРБ, автор системы прикладного рукопашного боя -СЭБ.
  2. Дёмкин Сергей Юрьевич - вице-президент МСРРБ, один из пионеров освоения карате в СССР.
  3. Зайчиков Игорь Васильевич - председатель ЭАС, автор одноимённой системы прикладного рукопашного боя, преподаватель кафедры Т и М прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК.
  4. Панов Виктор Иванович - д.пс.н., член корреспондент Российской Академии Образования, один из пионеров освоения у-шу в СССР.
  5. Сучилин Николай Георгиевич-д.п.н.,профессор, заслуженный тренер РФ.
  6. Попов Герман Васильевич- к.эк.н., грандмастер боевых и скусств, автор базово-кустового метода.
  7. Рыбаков Олег Анатольевич-президент ассоциации
  8. Семин Еевгений Рудольфович-инструктор ассоциации
  9. Белов Александр Константинович-основатель современной версии славяно-горицкой борьбы.
  10. Гудков Алексей Григорьевич-руководитель школы традиционного русского рукопашного боя "Любки".
  11. Федорцов Владимир Викторович - президент межрегиональной федерации воинского многоборья, член президиума МСРРБ, мастер прикладного рукопашного боя по системе РОСС.
  12. Студеникин Вячеслав Алексеевич-инструктор РОСС.
  13. Удалов Дмитрий Алексеевич - президент федерации кулачного боя "Универсал", автор собственной системы прикладного рукопашного боя.
  14. Захарова Юлия Викторовна - преподаватель спец. физ. подготовки колледжа милиции 1 ГУВД г. Москвы, инструктор СЭБ.
  15. Костенко Вячеслав Николаевич - президент фонда ветеранов-интернационалистов специальных подразделений, автор системы прикладного рукопашного СКАД.
  16. Юрков Сергей Владимирович-руководитель центра "Здоровье народа".
  17. Маломуд Михаил Овсеевич - инструктор СЭБ.
  18. Сергеев Дмитрий Александрович-Руководитель информационного отдела МСРРБ.

Следующее заседание ЭАС состоится в конце мая текущего года. С докладом о своей системе прикладного рукопашного боя выступит И.В. Зайчиков.

Ниже приведены отзывы ряда экспертов по представленной разработке Г.В. Попова. Немного позднее будет размещено коллективное резюме ЭАС.

Отзыв В.И. Панова

Презентацию проводили Рыбаков Олег Анатольевич (324-56-75) и Семин Евгений Рудольфович

Сразу хочется сказать, что впечатление от презентации системы Германа Васильевича Попова (далее - ГВП) двойственное.

1. С одной стороны, совершенно очевидно просматривается, что в основе системы ГВП лежит именно систематизация движений, составляющих "геометрию" (м.б. лучше сказать - "кинематику") движений бойца в ситуации рукопашного боя. Причем, в определенном смысле, можно сказать, что эта систематизация проведена (как, кстати говоря, и другие системы рукопашного боя) по аналогии с математической логикой. Исходным для такой логики является, как известно, изначальное постулирование (т.е. принятие без доказательства) совокупности некоторых утверждений (постулатов). Эти постулаты и их различные сочетания выступают затем в качестве исходных ("базовых", если хотите) для построения "логического дерева" дальнейших взаимосвязей между указанными постулатами и для выстраивания в виде теорем более сложных утверждений.

Аналогично, основная идея и замысел системы ГВП заключается в том, чтобы выделить несколько постулативно принимаемых движений, которые выполняют роль базовых для построения (надстраивания на них) и их комбинаторного объединения в более сложные движений как по составу (структуре), и так и по уровню (ноги-руки, ноги-корпус, ноги-корпус-руки и т.д.). В результате получается практически бесконечное множество движений, которые могут быть использованы в качестве "геометрического рисунка" боя в той или иной ситуации, с предметами и без них.

В тактическом отношении упор делается на принцип ухода (смещения) с линии атаки посредством поступательно-вращательного движения связки "ноги-корпус" в угловом диапазоне от 90 до 180 градусов с дальнейшей целью заполнения своим телом "пустого пространства" внутри габаритов (контура) тела противника, либо его "обтекания" с внешней стороны. Это заполнение осуществляется с целью выйти в наиболее удачную позицию для проведения атакующего приема (удара, захвата, толчка, броска) и в зависимости от ситуации может быть одно-актным (одно базовое движение) или много-актным (несколько базовых движений, объединенных в одно и образующих "куст"). Эта практически (но не теоретически) бесконечная вариативность движений создает впечатление универсальности, поскольку позволяет бойцу-рукопашнику, реагируя на атакующие движения противника, "ПОДОБРАТЬ" такой рисунок своих движений, который обеспечивает ему возможность уходов с линии удара противника и даже опережающего "обтекания" (заполнения пустых мест "габаритного" пространства противника) с выходом на оптимальную для контратаки позицию.

Отмечу еще ряд преимуществ системы ГВП:

  • Здесь важно, что принцип освоения ПРИЕМОВ рукопашного боя заменяется на принцип овладения КУЛЬТУРОЙ ДВИЖЕНИЙ, т.е. принцип освоения ДВИЖЕНИЙ тела в ситуации рукопашного боя, на которые затем как бы "насаживаются" те или иные приемы - и это ПЛЮС. Как отвечал на вопрос "Трудно ли освоить У-ШУ" один из мастеров у-шу, что научиться у-шу как раз нетрудно, но очень трудно научиться владеть своим телом.
  • Также важно, что движения бойца в ситуации рукопашного боя строятся по принципу ДОПОЛНИТЕЛЬНОСТИ по отношению к атакующим движениям противника, т.е. заполняя "пространственные пустоты", которые создаются атакующими движениями противника - это тоже ПЛЮС.
  • Принципиально важным представляется утверждение ГВП о том, что чуть ли не каждый сустав ноги и руки может и должен быть использован в качестве того центра вращения, на основе которого создается новое движение, проводящее силу удара (я бы сказал: импульс удара). Благодаря этому даже классический прямой удар может выполняться не только по принципу "ПОРШНЯ", но и по принципу "ХЛЫСТА", что позволяет при меньших мышечных усилиях получать не меньший и даже больший импульс удара - это тоже ПЛЮС.

2. С другой стороны, именно указанные преимущества системы ГВП накладывают на нее РЯД ОГРАНИЧЕНИЙ.

А именно:

  • Чтобы выучить базовые движения, по утверждению ГВП, требуется примерно полгода. Но, чтобы овладеть "кустовым" построением своих движений, потребуется значительно больше времени. Если исключить случаи от природы одаренных людей, то, по моему опыту, на это потребуется не меньше двух-трех лет постоянных тренировок.
  • Нетрудно подсчитать, что каждый сустав (например, кистевой) дает возможность "куста", по крайней мере, из 5 пространственных позиций (прямо, вправо, влево, вверх, вниз), каждое из которых может быть надстроено на каждое из пяти позиций другого сустава (например, локтевого). В итоге, если ограничиться только тремя суставами, обеспечивающими движение руки (плечевой, локтевой и кистевой), мы получаем возможность создать, как минимум, 5х5х5= 125 базовых траекторий движения одной рукой, а на самом деле значительно больше. Если же подсчитать возможное число комбинаций базовых движений корпусом, руками и ногами, то мы перейдем за десяток тысяч движений.
  • Это означает, что механически их выучить ни за полгода, ни даже за год невозможно. Следовательно, речь должна идти не о механическом заучивании, а об изменении телесного и пространственного СОЗНАНИЯ бойца, которое стало бы способным порождать необходимые "кусты" движений на основе базовых движений. Однако целенаправленная работа с сознанием в представленном варианте системы ГВП фактически ОТСУТСТВУЕТ (за исключением методики "нежность воина"). И потому изменения сознания, необходимые для эффективного освоения и применения данной системы боя, происходят СТИХИЙНО. Вследствие чего, те, кто имеет к этому психологические предпосылки (одаренность), тот и освоит данную систему не как структуру движений по базово-кустовому принципу, а как именно систему рукопашного боя, а тот, а кто таких предпосылок (задатков и способностей) от природы не имеет - тому и пять лет обучения будет мало.
  • Сила удара, как сказал ГВП, в его системе складывается из скорости и массы движений бойца. Но это означает, что противник, превосходящий нашего бойца (системы ГВП) по скорости движений и массе, может переиграть его "в один удар"??
  • Движения бойца начинаются как ответ (принцип реагирования) на атакующие движения противника. Но это означает, что наш боец должен УПРЕЖДАЮЩЕ УСПЕТЬ УВИДЕТЬ эти атакующие движения противника? В свою очередь, это означает, что нужны упражнения для развития восприятия, а каким оно должно быть это восприятие, учитывая специфику данной системы ГВП? По, крайней мере, опережающим. А если противник легок, ловок и все время "финтит"? Т.е. мы опять выходим на проблему психологической подготовки перцептивной и сенсо-моторной сферы сознания нашего бойца.
  • В том материале, который был представлен на демонстрации, отсутствует СТРАТЕГИЯ боя. Более того, можно утверждать, что отсутствует и ТАКТИКА ведения боя, так как она подменяется принципом "дополняющего" и/или "обтекающего" РЕАГИРОВАНИЯ на "геометрию" атакующих движений противника посредством ухода с линии атаки.
  • Удар, реализующий принцип "хлыста", на самом деле отличается от удара по принципу "поршня" прежде всего различным видом энергетики бойца. Однако именно энергетическая составляющая движений и приемов, систематизированных в системе ГВП, была автором этой систем не использована и даже, по его же словам, была сознательно игнорирована (по крайней мере, таков был ответ на вопрос). Это несомненно облегчает обучение ВНЕШНЕЙ стороне боя по этой системе, но лишает той энергетической (ВНУТРЕННЕЙ) основы, которая отличает разные стили рукопашного боя друг от друга и которая служит системообразующим фактором для формирования каждой из этих систем (Если только в ходе демонстрации системы ГВП, которую мы видели, эта энергетическая основа не была скрыта, не предъявлена).

РЕЗЮМЕ

Если использовать "ушуистскую" терминологию, то представленная ГВП система относится к ВНЕШНИМ СТИЛЯМ рукопашного боя, в которой очень хорошо реализован принцип СИСТЕМАТИЗАЦИИ движений бойца, составляющих "геометрию" рукопашного боя, но которая, как ни парадоксально это прозвучит, является скорее СТРУКТУРОЙ движений боя, чем СИСТЕМОЙ боя. Она выглядит как отличная внешняя оболочка, но которая лишена внутренней сущности (хотя, полагаю, что в каком-то виде она всё-таки присутствует). И в этом преимущество системы ГВП, потому что ее легче освоить прикладникам из боевых ведомств, не напрягая свое сознание ("мозги"). Но в этом и ее ограниченность и, возможно, слабая сторона, потому что внутренняя, культурная, а в данном случае - этнокультурная, составляющая оказывается не задействованной. Поэтому система ГВП с равным успехом может быть освоена и русским, и китайцем, и японцем, но каждый из них внесет в нее свое содержание, соответствующее его этнической природе и мировоззрению.

Отзыв А.А. Половинкина

Думаю, что презентация базово-кустового метода Г.В. Попова (далее БКМ) вряд ли оставила кого-либо из присутствующих равнодушным. Необычной была форма подачи материала, когда ассистенты Германа ВасильевичаВ. озвучивали основные принципы БКМ и тут же демонстрировали их реализацию. Сам же он, включился в работу только когда началось обсуждение. В данном случае, практически синхронная с рассказом демонстрация техники способствовала формированию целостного образа предлагаемой к обсуждению разработки.

Первые впечатления, которые возникли уже во время презентации, были следующими. Мне показалось, что само название БКМ несет в себе некоторую неопределенность. Основываясь на увиденном, складывалось впечатление, что БКМ это некая конкретная система боевого единоборства, характерная своей уникальной (в смысле индивидуальной) техникой. Но с другой стороны, термин БКМ , если исходить из его смыслового значения, подразумевает под собой гораздо более общую категорию. Поэтому было бы справедливым предположить, что основываясь на его принципах можно построить другую с точки зрения техники систему, и даже не одну. Но о том, куда меня привел данный ход мыслей немного ниже.

Далее, я отметил для себя другую неопределенность. На наших глазах выстраивалась оригинальная система боевого единоборства, но ясно не прозвучало, какую направленность она имеет. Сложилось впечатление, что в большей степени это прикладная система. Однако, осталось непонятным, кто ее должен использовать: военнослужащие и работники милиции по долгу службы, или простые граждане для личной самозащиты. Поэтому, основываясь на разработанной нами классификации (Фактор риска 4 за 2005г.) данную систему очевидно следует отнести к разряду неадаптированных прикладных систем. Ведь для того, чтобы обучать конкретный контингент, необходимо иметь программу обучения с фиксированным количеством учебных часов, и обязательно учитывающую специфику действий этого контингента. Опять же не прозвучало, существуют ли подобные программы в рамках представленного проекта, или нет. Но данную неопределенность, очевидно не следует относить к недостаткам, так как она легко преодолима.

Теперь о том, что касается представленной техники. Здесь первым делом следует отметить высокий уровень работы инструкторов Германа Васильевича, выступавших ассистентами. Они продемонстрировали действительно высокое мастерство. Однако, следует отметить то, что стремление работать максимально чисто, влечет за собой одно негативное с точки зрения восприятия последствие. Суть его в том, что действия бойцов могут показаться искусственными. Правда, когда присутствовавший на презентации А.К. Белов попробовал проверить Олега Рыбакова, одного из ассистентов Г.В. на "прочность", тот вполне убедительно продемонстрировал навык свободной скоростной работы.

В свое время нас обвиняли в том. что мы представляем "рафинированную" технику, в том смысле, что в ней мало жизни, то есть жесткости и спонтанности. Было сложно объяснить, что мы не демонстрируем свободный бой, а своими действиями иллюстрируем основные принципы нашей системы. Сейчас мы пришли к тому, что показывать надо и академическую технику, и свободную. Того же хочется пожелать и команде Германа Васильевича. Это придаст демонстрации большей убедительности,

Далее хочу отметить, что далеко не все продемонстрированные приемы, на мой взгляд будут надежно получаться в реальных ситуациях. Особенно это касается различных зашагиваний за ударную руку нападающего. Если последний будет наносить длинные удары без какой либо тактической подготовки, например раздергиваний, финтов и прочих "обманок", и не будет корректировать свои действия после начала выполнения против него защиты, то приемы обычно хорошо получаются. Если же он все это делает, то шансы выполнить прием резко падают, почти до нуля.

В данном случае, для того, чтобы объяснить, почему это происходит, не надо глубоко вдаваться в биомеханику. Ведь изменить траекторию бьющей руки нападающему гораздо легче, чем защищающемуся скорректировать своё движение всем телом. Особенно явно это проявляется, если в руке нападающего будет нож.

В последние пять лет, сконцентрировав свои усилия на теме защиты от холодного оружия, мы пришли к выводу, что схема:

  • уход с линии атаки
  • захват вооружённой руки
  • обезоруживание,

по какой бы технике она ни выполнялась, перестаёт работать в случае если нападающий имеет мотив довести атаку до логического завершения, а не изображает нападение. Для того, чтобы приблизиться к решению проблемы защиты от свободного нападения с холодным оружием, нам пришлось всё кардинально поменять.

Далее, вполне очевидно то, что не совсем надёжна представленная техника обезоруживания. Это я даже постарался продемонстрировать одному из ассистентов на практике, предложив отобрать нож который я крепко держал в руке. Герман Васильевич, пришедший на помощь, совершенно справедливо отметил, что в такой ситуации защищающемуся следовало бы нанести мне какой-нибудь удар, и уже затем продолжить попытку обезоруживания. Но ведь у меня тоже в запасе была свободная левая рука, и неизвестно, кто ударил бы первым.

Поэтому, если всерьёз затрагивать тему защиты от холодного оружия, то над техникой обезоруживания необходимо поработать. На мой взгляд, она должна быть разноплановой и обязательно включать в себя очень жёсткие варианты, которые можно легко выполнить в статике. Иногда они бывают нужны.

Теперь, как мне кажется, о главном. Не знаю, как отнесется к моим нижеследующим умозаключениям Герман Васильевич, но думаю, что из всего увиденного, наибольшую ценность представляют не технические действия, которые мы наблюдали, а именно сама идея БКМ, как подхода, позволяющего строить разнообразную технику из простых элементов.

Если допустить, что БКМ может вывести бойцов на уровень свободной работы на большой скорости, и с разнообразными по технике противниками, то это очень здорово.

Сегодня мы имеем два полярных подхода к обучению в боевых единоборствах. Первый, через изучение стандартных двигательных форм. Суть его в том, что обучаемые должны изучить отдельные технические действия, или по другому, приёмы, число и сложность которых растёт с увеличением стажа занятий. В данном случае предполагается, что с определённого достигнутого уровня начнется своеобразный переход количества в качество, и боец, в совершенстве изучивший много приёмов обретёт навык свободного боя. Это означает, что он будет адекватно, с точки зрения технико-тактических действий, реагировать на любую боевую ситуацию. Этот подход характерен для восточных систем.

Суть второго подхода в том, что бойца сразу же обучают работать в режиме импровизации, то есть строить движения, которые исходя из принципов рассматриваемой системы, будут считаться наиболее оптимальными для каждой конкретной ситуации боя. Данный подход в большей степени характерен для школ русского рукопашного боя.

Обучающийся по данному принципу боец с точки зрения "востока" выглядит бесформенным. Он не умеет демонстрировать красивые движения, не знает никаких формальных комплексов. В арсенале у него нет сотни приёмов, но зато есть чувство собственного тела, тела противника и некая внутренняя программа, позволяющая производить движения необходимые для того или иного воздействия на него.

Именно так работают системы РОСС и "Центр", сообщения о которых мы уже заслушали, и ряд других.

На мой взгляд, второй, т.е. наш, русский принцип построения техники умнее восточного. Но у него есть один серьёзный недостаток- сложность в организации массового обучения.

Здесь совершенно бесполезно копировать движения инструктора, основываясь на зрительном восприятии, и многократно их повторять. Здесь необходимо чтобы хороший мастер, помимо теоретических знаний, буквально вложил в каждого бойца свои ощущения, а тот должен суметь их уловить. Иначе ничего не получится.

Восточный подход в этом плане более выигрышный. Обучать можно большие группы, где от каждого требуется точно копировать движения инструктора, а правильность выполнения может контролироваться путём визуальной их оценки. Однако, по ряду показателей, уровень подготовки на мой взгляд здесь все-таки ниже. Это моё мнение, которое я готов обосновывать, но не здесь.

Так вот, возвращаясь к разработке Германа Васильевича, мне кажется, что БКМ занимает среднее, промежуточное положение между описанными подходами. С одной стороны, он даёт начинающим бойцам опору в виде ряда базовых движений, для того чтобы помочь им побыстрее зацепиться за технику, а с другой, он не "грузит" их обилием приёмов, а учит конструировать необходимые действия из элементов.

Ещё раз подчеркиваю, что давая оценку БКМ, сейчас я полностью абстрагируюсь от увиденной на презентации техники боя, а рассматриваю его как некую глобальную идею, как оригинальный педагогический принцип. Думаю, что если кому-то не понравится техника, получившаяся на основе предложенных Г.В. исходных базовых движений, он может взять за основу другие, и в результате получить ту технику, которая ему нужна. Но идея БКМ при этом сохранится, а соответственно, сохранятся и все его педагогические достоинства.

Подводя итог своим рассуждениям, хочу резюмировать их следующим образом.

Наверное есть резон выделить из всего увиденного на презентации два объекта. Первый, это техника боя со всеми её достоинствами и недостатками, которая получилась на основе реализации БКМ с определёнными исходными базовыми движениями. Второй, это сама идея БКМ, как методического приёма, позволяющего, как мне кажется, оптимизировать педагогический процесс.

Конечно, возможно, что кто-то из специалистов уже использовал в своей педагогической практике нечто похожее. Но именно Г.В. Попов выделил эту идею в конкретный объект и успешно ее апробировал, выстроив из принятых им за основу базовых движений вполне реальную технику, которой обучил много людей, том числе подготовив инструкторов высокого уровня.

Отзыв И.В. Зайчикова

О Германе Васильевиче Попове впервые услышал, если не ошибаюсь, еще в 80-х годах, когда его система еще называлась школа ЧОЙ", тогда же посетил несколько его тренировок, все эти годы внимательно читал все, что писали он и его ученики. И все это время у меня было двойственное впечатление о той системе, которую он преподает.

Герман Васильевич достаточно глубоко знает историю восточных единоборств, думает и критически оценивает их практику, далеко не все утверждения восточных мастеров принимает на веру, стремится адаптировать эти системы к нашим реалиям. Все это, без сомнения, вызывает уважение. Особенно хочу отметить его вклад в реалистическое освещение истории и практики восточных систем рукопашного боя, что, безусловно, вносит вклад в борьбу с теми сказками", которыми ряд авторов подменяет объективную информацию по этим вопросам.

Те принципы построения тренировочного процесса, которые предлагает Герман Васильевич, у меня сомнений не вызывают. Мне представляется, что "ноу-хау" Г.В.Попова является именно попытка построить саму систему на тех же принципах, что и тренировочный процесс. Идея эта, на мой взгляд, может быть плодотворной.

Хочу особо отметить внутреннюю логику лекции о принципах построения системы, полноту подачи и понятность информации, которую продемонстрировали его ученики. Полагаю, что сам Герман Васильевич курировал подготовку выступления. Да и тот факт, что его ученики умеют так свободно, доступно и артистично рассказывать об особенностях данной системы и показывать их, говорит о высоком уровне Г.В.Попова как тренера и педагога. Сразу оговорюсь, что перечисленные оценки относятся к информации, лежащей в рамках системы, которую нам демонстрировали.

Те моменты, которые демонстрировал сам Герман Васильевич показывают его высокую культуру движений, отличную координацию и общую рациональность техники.

Теперь о том, что мне не понравилось либо вызвало сомнения.

При том, что приоритет в использовании термина "базово-кустовой метод" принадлежит Герману Васильевичу, подход этот не нов. Схожие принципы присутствуют в основе целого ряда систем, как традиционных, так и новых. Например, айкидо строится полностью на тех же принципах, конечно иначе оформленных и реализованных.

Однако, предложенные Поповым способы реализации вполне обоснованных, как я уже говорил, принципов, для меня сомнительны.

Начну с общих моментов.

У меня сложилось убеждение, что система оторвана от практики реального боя. Создание рукопашной системы, на мой взгляд, должно идти по следующей схеме: накопление практического опыта, обобщение его, затем выявление закономерностей, далее создание собственно системы, т.е. структуры взаимозависимых и взаимообусловленных действий, направленных на решение определенных задач, дальше проверка ее на практике, и, если новая система, в целом, работает, ее уточнение, внесение изменений, разделение на отдельные направления и т. д.. При этом необходимо учитывать целый ряд специфических моментов: характер боевых задач, тактику, особенности вероятного театра, время, опущенное на подготовку бойца, характер обучаемого контингента. Каждый из этих моментов тащит за собой целый куст проблем, которые так же должны учитываться при создании системы и решаться в ходе ее развития. Для меня очевидно, что при создании базово-кустового метода использовался только опыт любительских занятий восточными единоборствами. Под любительскими" в данном контексте я подразумеваю занятия, пусть многолетние и достаточно серьезные, но не связанные ни с выполнением боевых и служебных задач, ни с профессиональной соревновательной деятельностью. Я не увидел реалистической техники и тактики ни силового задержания, ни уничтожения объекта, ни работы оружием, ни противодействия вооруженному нападению. Очевидно, что даже систематических консультаций с практиками не проводилось - это вытекает как из продемонстрированных приемов, так и из ответов на мои вопросы, которые давали и ученики Германа Васильевича, и он сам. По-видимому, не было и достаточно серьезной проверки предлагаемых решений даже на тренировках - например, демонстратор так и не смог отобрать муляж ножа у А.А.Половинкина, без применения ремня не смог даже остановить пусть достаточно сложное, но очень медленное движение ножа. По-моему при создании системы не учитывался даже опыт банальных уличных драк.

Считаю, что базово-кустовой метод излишне формализован. Результатом явилась привязка всех действий исполнителя к своим собственным движениям без учета особенностей движений и перемещений объекта и деталей тактической обстановки. Конечно, зависимость движения от моментов инерции, углов разворота, положения конечностей исполнителя и ряда других факторов несомненна. Правда, ни сам Герман Васильевич, ни его ученики об этой зависимости не говорили, но думаю, ее учитывают. А вот учет действий объекта и особенностей обстановки в выборе того или иного базового перемещения отсутствует. Именно такое впечатление сложилось у меня в результате демонстрации и объяснений, как учеников Германа Васильевича, так и его самого. Я специально задавал прямые вопросы на эту тему, но никакого ответа так и не получил.

Кроме того, у меня сложилось впечатление, что в системе Германа Васильевича прием является как бы дополнением к базовому перемещению.

Перемещение, как основа маневра в рукопашном бою, решает две основных задачи: первая - обеспечить условия для проведения приема, вторая - создать препятствия для действий объекта. Идеально когда оно решает обе задачи одновременно. Но, при всей важности перемещения, главное - именно обеспечение проведения приема. Так конечной целью деятельности всей армейской инфраструктуры является обеспечение действий боевых подразделений.

Теперь о частностях.

Система базовых перемещений, на которых строится вся система, проста лишь на первый взгляд. В действительности она достаточно сложна и основную трудность, на мой взгляд, составляет то, что она требует высокой подвижности тазобедренного сустава для разворота ноги, чего можно добиться только длительными тренировками, а значит не подходит для ускоренной подготовки, необходимой для армии и правоохранительных структур. Кроме того, даже если тазобедренный сустав имеет достаточную подвижность, сделать эти развороты не в показательном выступлении, а в стремительно и, практически, непредсказуемо меняющейся обстановке реальной либо спортивной схватки, по-моему, почти невозможно. Особенно при наличии факторов, осложняющих движения - если на исполнителе неудобная одежда, в условиях физической усталости т.д.

Удары руками наносятся преимущественно передней частью кулака и ребром ладони, что для реального боя недостаточно рационально. Удар передней частью кулака может быть опасен для самого исполнителя, если приходится по твердым участкам одежды, снаряжения или даже тела объекта. Даже попадание в лицо, особенно на встречных движениях, чревато переломом костей кисти. Правда и объект при этом получит тяжелую травму, но техника реального боя должна, обеспечивая эффективное поражение объекта, одновременно максимально снижать вероятность потери боеспособности исполнителя. Удары ребром ладони эффективны, но требуют длительной работы по укреплению ударной поверхности. Других ударов, более выгодных для реального боя, я так и не увидел.

Из продемонстрированной техники ударов руками достаточной эффективностью обладает только работа одиночными ударами вперед. Те комбинации ударов с выходом в тыл объекту, которые нам показали, по моему убеждению, мало реальны. Во-первых, выйти в тыл объекту теми способами, что нам демонстрировали, можно только если он стремится вперед очертя голову. Во всех остальных случаях более или менее подготовленный человек сумеет либо остановить свое движение, либо развернуться к исполнителю, либо уйти вниз. Во-вторых, вытекающие из этого маневра комбинации ударов руками, которые были нам продемонстрированы, строятся на разворотах корпуса и эффектно смотрятся только на показательных выступлениях, т.к. в реальности такие движения требуют специфической техники разворотов, а ее-то я и не увидел. Реально эффективным в этих условиях и при этой технике может быть только первый удар - это как раз удар передней частью кулака вперед. Вот он будет весьма сильным, т.к. наносится на встречном движении. Но, как я уже сказал выше, такой удар может быть опасен для самого исполнителя.

Броски, на мой взгляд, выглядят более реалистичными, чем удары. Но не надо забывать, что провести бросок, лишающий объект возможности вести бой, нелегко даже опытному борцу, особенно если объект тяжелее исполнителя. Как правило, объект успевает сделать захват и тем ослабить свой удар о грунт либо завалить исполнителя вместе с собой. Значит, необходима наработка путей и способов развития частичного успеха, которого, обычно, удается достичь в результате броска. Это могут быть удары конечностями, травмирующие и удушающие захваты или бой в партере. Ничего этого нам не показали, а из ответов на мои вопросы я делаю вывод, что подобные действия и не разработаны.

Удары ногами в исполнении учеников Германа Васильевича - это высокие удары в голову типа маваси. Ценность подобных ударов для реального боя крайне невысока. Во-первых, они требуют очень хорошей растяжки. Выработка растяжки занимает много времени, да и не у всех она получается, особенно у взрослых людей; вдобавок, при отсутствии регулярной тренировки растяжка пропадает. Значит, такие удары не годятся для армии и правоохранительных структур. Кроме того, часто растяжка губительно сказывается на резкости. Во-вторых, подобные удары трудно, а часто и невозможно, провести в неудобной одежде, на скользком грунте, при сильной физической усталости, а так же в тех случаях, когда объект значительно выше исполнителя. Должен отметить, что те удары по ногам, которые демонстрировал сам Герман Васильевич - как раз то, что надо для реальной схватки.

У меня сложилось впечатление, что в данной системе плохо продумана увязка приемов друг с другом с точки зрения техники. В какой-то мере эта увязка, как я уже указывал, имеется для ударов руками. Но для комбинаций из бросков, ударов ногами, а особенно для комбинаций из ударов и бросков, значительно более сложных технически, я ее не увидел. Зависимость приемов от базовых перемещений, на что упирал Герман Васильевич, по моему убеждению, дела не решает.

Очень мне не понравились вычурные стойки, которые занимали ученики Германа Васильевича. Ни с реальным боем, ни со спортивной схваткой они не имеют ничего общего. Любой дворовый хулиган знает, что надо как можно быстрее нанести несколько внезапных и сильных ударов противнику, желательно совместив их с захватом, и времени на то, чтобы занять подобное положение, у жертвы не будет. Для боя с человеком, прошедшим специальную подготовку, что прикладную, что спортивную, такая стойка тем более бессмысленна. Сам Герман Васильевич демонстрировал работу из гораздо более реалистических стоек.

Несмотря на то, что я неоднократно задавал вопросы относительно тактики боя, ни Герман Васильевич, ни его ученики ответа не дали. Сам Герман Васильевич сводил тактику к базовым перемещениям. Но перемещения есть только часть тактических действий, и сводить к ним всю тактику недопустимо. Не получил я ответов и на вопросы о тактическом диапазоне продемонстрированных приемов. Если техническая увязка приемов в системе, пусть частично, имеется (об этом я писал выше), то тактическая взаимосвязь отдельных приемов отсутствует напрочь. Из всего этого я делаю вывод, что вопросы тактики в данной системе разработаны недостаточно, это в лучшем случае.

Не получил я ответа и на свои вопросы о психологической стороне реального боеконтакта, о психологических приемах воздействия на объект. Делаю вывод, что эта сторона рукопашной подготовки у Германа Васильевича не разработана.

Не удалось мне добиться ответа и на мои многочисленные вопросы о тренировочной методике - методах отработки технических и тактических действий, о сложностях, с которыми сталкивается тренер в ходе обучения конкретным действиям, об особенностях подготовки различного контингента. Пытался ответить на них Герман Васильевич, но все его ответы сводились к технике выполнения приема либо, опять-таки, к базовым перемещениям, а не к методике отработки тех или иных технических действий, не говоря уж о действиях тактических. Уже не говорю о каких-то специфических нюансах, даже таких общих терминов, как системность, постепенность, поэтапность и специфика не прозвучало. У меня сложилось впечатление, что в методической области у Германа Васильевича разработана лишь система базовых движений, остальные же аспекты методики подготовки специалистов, особенно для армии и правоохранительных структур, отсутствуют. Во всяком случае, из доклада, демонстрации и дополнительных пояснений автора системы я могу сделать только такой вывод.

Выводы.

  1. Согласно систематике РРБ, предложенной А.А.Половинкиным, систему Г.В.Попова можно отнести как к направлению трансформирующихся систем иностранного происхождения, так и к направлению экспериментальных разработок. На мой взгляд, она находится где-то между этими направлениями, точнее для нее характерны признаки как одной, так и другой группы. Ее технический арсенал в принципе и во многих частностях характерен для систем Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока. При этом знакомство Германа Васильевича с несколькими системами данного региона позволило ему создать систему достаточно оригинальную, чтобы быть самостоятельной.
  2. В настоящем виде система любительская, не приспособлена для решения боевых и служебных задач ни технически, ни тактически, ни методически. Ее эффективность для гражданской самозащиты для меня так же не очевидна. Я не являюсь большим специалистом в спорте, но думаю, что для спортивной деятельности ряд моментов, в частности перемещения, будут полезны.
  3. Система Г.В.Попова в ее нынешнем виде годится для занятий с детьми, подростками и взрослыми любителями рукопашного боя. Для того чтобы претендовать на эффективность для силовых и правоохранительных структур ее необходимо серьезно дорабатывать с учетом специфики задач, решаемых этими структурами, обстановки, в которой эти задачи решаются, особенностями контингента и времени, отводимого на его подготовку и переподготовку.

ОТЗЫВ

То, что для нас является сегодня парадоксом будет для потомства очевидной истиной

Презентацию Базово - кустового метода (далее БКМ) Германа Васильевича Попова проводили Рыбаков Олег Анатольевич и Семин Евгений Рудольфович. Хотелось бы отметить профессионализм этих инструкторов. Грамотный, систематизированный доклад позволяет более глубоко проникнуть в основы построения данного метода и увидеть достоинства данного подхода.

При разработке данного метода Герман Васильевич Попов использовал системный подход, рассматривая проблемы от общего к частному. Он попытался систематизировать свои движения. Задача, которую перед собой ставил Герман Васильевич, звучала следующим образом: На базе единой моторики решать проблемы ударной, бросковой, прикладной техники с использованием оружия и бытовых предметов. Забегая вперед, хотелось бы отметить, что данная задача была успешно решена, и в результате был получен базово - кустовой метод. Достоинства данного метода очевидны :. Данный метод можно применить абсолютно к любой системе, интегрируя положенные в его основе принципы и закономерности в имеющийся продукт (систему): Однако, можно отметить и ряд недостатков : С благими намерениями постараюсь на них остановиться более подробно, чтобы эти недостатки со временем можно было устранить и превратить в достоинства:

За основу была взята трудовая практика российского крестьянства. Но возникает вопрос: Почему взято ограниченное количество движений? А именно: Вращение колодца, снятие колеса и мешка с телеги и т.д. На мой взгляд, такая выборка сделана не обоснованно : Т.е хотелось бы отметить тот факт, что доказательная база основы или другими словами фундамент на который начал делать "надстройку" Герман Васильевич отсутствует. Т.е в основу метода без всякого доказательства была положена совокупность ничем не подтвержденных исходных базовых движений из которых был построен куст движений, путем объединения и рассмотрения первых. В результате получается бесконечное множество, которое используется в различных ситуациях. На мой взгляд необходимо брать не выборку отдельных движений, а брать за основу физиологические особенности бойцов, построение геометрии боя с учетом физики и биомеханики :

Движения корпусом на мой взгляд следует рассматривать не как совокупность отдельно взятых движений, а за основу следует брать плоскостную работу, т.е. перемещение корпуса в пространстве относительно осей координат : И менно это позволит быстрее научить бойцов владеть своим телом и отойти от принципа освоение культуры движения:

Базовые движения ног строятся по принципу изменения центров вращения, что позволяет путем логического объединения создать множество движений и улучшить подвижность бойца : Н а мой взгляд это не оспоримое достоинство:

При любых ударах выделяются три фазы: Создание условий для разгона бедра, разгон бедра, форма выброса удара на поверхность. Причем считается, что принцип разгона бедра одинаков:Не соглашусь с данным утверждением, т .к в зависимости от удара необходимо создавать различные условия свойственных именно данному удару: (Пример: удар ногой прямой и боковой:. Хлыстовой и прямолинейный удар рукой и т. д :).

При защите на мой взгляд следует отметить, что теряется контакт с противником при уходе наружу : К огда уходят во внутрь на мой взгляд необходимо сразу переходить к атакующим действиям. При своих действиях Олег Анатольевич постоянно использовал отдельно взятое движение, которое до этого было наработано. На мой взгляд каждое движение должно регулироваться произвольно (от обстановки), а не по программе движения. Это же было замечено и у Евгения Рудольфовича (Защита от удушающих приемов:). При защите от удара ножом, было отмечено , что от момента захвата руки, до момента какого - то действия проводится комплекс движений ног, что дает возможность противнику поменять направление атаки или вернуть руку, выдернуть ее из захвата, причем есть и вторая рука : Н а защитные действия против ножа следовало бы обратить особое внимание:

Не представлены упражнения для развития информационного восприятия, а также ничего не было сказано про дыхание, и энергетическую работу : Н а мой взгляд Герману Васильевичу следовало бы обратить особое внимание и на идеологические основы базово кустового метода, а так же на духовную составляющую: Не была представлена бесконтактная работа с объектом и принципы положенные в ее основу: Можно предположить, что данную работу сводят к психологическому доминированию в бою, на что не был сделан акцент : Думаю это вызвано ограниченностью или другими словами узконаправленной применимостью данного метода :

Долгие размашистые движения от начала контакта до фазы завершения говорят о том, что в боевых условиях данную культуру движения, на мой взгляд, следует менять: Герман Васильевич сам обратил на это внимание при обсуждении ударов ногой в голову. Что эффектно, то не эффективно, что эффективно, то не эффектно, указав на то, что в боевых условиях удары ногой в голову не эффективны:

Данный подход к построению техники является основополагающим при построении восточных школ рукопашного боя, именно эта систематизация и является основным и главным плюсом в БКМ. На мой взгляд базово - кустовой метод Германа Васильевича - представляет собой систематизированный методический подход к построению и оптимизации обучающего процесса. Хотелось бы отметить высокий уровень Г.В.Попова как тренера и педагога. Однако, на мой взгляд, необходимо обучение в режиме импровизации, моделирования отдельных действий, что уменьшит время, необходимое для подготовки бойца.

Система Orphus

© Copyright "А. Половинкин" 2004-2017