7-е заседание экспертно-аналитического совета МСРРБ

Седьмое заседание экспертно-аналитического совета Международного Союза Русского Рукопашного Боя (МСРРБ)

26.10.06 г. на кафедре Т и М стрелкового спорта РГУФК состоялось седьмое заседание ЭАС МСРРБ на котором с презентацией "Системы волнового боя" выступил ее автор Ю.В. Федин. Изменение места проведения заседания было связано с тем, что для практической демонстрации Ю.В. Федина были необходимы стенды для метания ножей. Презентация состояла из двух частей. В первой части Ю.В. Федин рассказал об основных принципах разработанной им системы, наглядно демонстрируя их с помощью ассистента. После доклада состоялась дискуссия. Ю. В. Федину были заданы многочисленные вопросы, многие из которых были "коварными". Насколько убедительно докладчик на них ответил, мы увидим в отзывах экспертов, которые будут размещаться по мере поступления. Во второй части презентации Ю.В. Федин продемонстрировал свои незаурядные способности метания ножей, здесь вопросов ни у кого уже не возникало.

На заседании присутствовали следующие специалисты:

  1. Половинкин Александр Александрович - к.п.н , президент МСРРБ, автор системы прикладного рукопашного боя -СЭБ.
  2. Дёмкин Сергей Юрьевич - вице-президент МСРРБ, один из пионеров освоения карате в СССР.
  3. Зайчиков Игорь Васильевич - председатель ЭАС, автор одноимённой системы прикладного рукопашного боя, преподаватель кафедры Т и М прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК.
  4. Попов Герман Васильевич - грандмастер боевых искусств.
  5. Соколов Владимир Александрович - подполковник, зам. командира отряда спец. назначения "Витязь" по боевой подготовке.
  6. Каташинский Николай Васильевич - к.п.н., доцент, заместитель заведующего кафедрой Т и М прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК по связям с силовыми структурами.
  7. Сагалаков Дмитрий Алексеевич - руководитель специализации "Служебно-прикладные единоборства" кафедры Т и М прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК.
  8. Коликов Михаил Борисович - ст. преподаватель кафедры Т и М стрелкового спорта РГУФК.
  9. Стогов Александр Николаевич - руководитель специализации "Подводные виды спорта" кафедры Т. и М. прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК.
  10. Костенко Вячеслав Николаевич - президент фонда ветеранов-интернационалистов специальных подразделений, автор системы прикладного рукопашного СКАД.
  11. Тедорадзе Анатолий Северьянович - к. ист. н., вице-президент межрегиональной федерации традиционного рукопашного боя.
  12. Медведев Алексей Аркадьевич - вице-президент межрегиональной федерации традиционного рукопашного боя.
  13. Климушкин Владислав Александрович - представитель межрегиональной федерации традиционного рукопашного боя.
  14. Дамдинцурунов Вячеслав Анатольевич, - старший тренер по рукопашному бою Академии спортивных и прикладных единоборств.
  15. Федорцов Владимир Викторович - президент межрегиональной федерации воинского многоборья, член президиума МСРРБ, мастер прикладного рукопашного боя по системе РОСС.
  16. Иванов Михал Константинович - президент межрегиональной федерации боевого Арнис.
  17. Удалов Дмитрий Алексеевич - президент федерации кулачного боя "Универсал", автор собственной системы прикладного рукопашного боя.
  18. Захарова Юлия Викторовна - преподаватель спец. физ. подготовки колледжа милиции 1 ГУВД г. Москвы, инструктор СЭБ.
  19. Маломуд Михаил Овсеевич - инструктор СЭБ.
  20. Ганженко Александр Иванович - ветеран спецподразделений.
  21. Попов Юрий Митрофанович - ст. преподаватель каф. Физ. воспитания РХТУ.

Отзыв А.А. Проловинкина

Первым делом коснусь формы выступления Ю.В. Федина (далее Ю.В.). Хочется отметить то, что оно было очень эмоциональным. Возможно, эта эмоциональность, в какой то степени мешала Ю.В. последовательно излагать материал. Но с другой стороны, она сделала выступление очень живым. А если принять во внимание и то, что Ю.В. практически синхронно сам демонстрировал технические действия, о которых рассказывал, то все это вместе способствовало формированию представлений о его системе.

Но, тем не менее, полагаю, что если перед Ю.В. встанет необходимость где-либо ещё сделать подобный доклад, следует всё же подумать о придании ему определённой структуры. Наша "боевая общественность", кажется, уже достаточно привыкла к той логике, когда систему делят на разделы, например: стойки и передвижения, атакующие действия, защитные действия и т.д., и представляют состав действий в каждом разделе. Мне кажется, что система Ю.В. вполне может быть проанализирована в этой логике. Хотя, может быть использована и другая, здесь, конечно же, последнее слово за автором.

Теперь о самой системе. Понятно, что в данном случае системообразующим фактором построения её техники является принцип волны. Я уже неоднократно высказывал свое мнение о том, что этот принцип является одним из наиболее продвинутых принципов построения движений, причём не только в боевых единоборствах.

Например, в спортивной гимнастике он позволяет спортсмену наиболее оптимальным образом включать в работу мышцы тела для того, чтобы задать ему необходимое движение в пространстве. Поэтому, в арсенале тренеров по гимнастике имеется много упражнений, направленных на выработку у спортсменов навыков выполнения самых различных волнообразных движений.

В большом теннисе, движение руки спортсмена при выполнении удара ракеткой по мячу, также является волнообразным. Именно с "волновых позиций" его описывал наш известный биомеханик Ф.К. Агашин, серьезно занимавшийся изучением волновой природы движений и в т. ч. изучением ударных движений.

В боевых единоборствах принцип волны может быть использован в нескольких направлениях:

  1. Для обеспечения ускорения бьющей конечности в заключительной фазе удара. То, что именно это явление наиболее существенным образом влияет на мощность удара (имеется в виду физический параметр), а она в свою очередь определяет его поражающее действие, выявили последние эксперименты томского ученого В.Н. Гладченко, который в изучении ударных движений сегодня, наверное, является лидером. Кстати, об этих результатах своих исследований он рассказал мне совсем недавно.
  2. Для формирования силового импульса, который должен начать развивать боец с того момента, как его бьющая конечность коснется мишени. От величины этого импульса также напрямую зависит мощность удара. Кроме того, силовой импульс, но больший по длительности, необходим тогда, когда нужно столкнуть человека. Наилучшим образом его можно сформировать с помощью волнообразного движения, распространяющегося от ног к рукам. Это наглядно демонстрируют мастера Тай Цзи Цюань, которые, казалось бы легким движением отбрасывают оппонента, даже если он значительно превосходит по массе.
  3. Для формирования быстрых перемещений, сопровождающихся переориентацией корпуса. Об этом я упоминал, когда ссылался на опыт спортивной гимнастики. На этом явлении построена техника перемещений в СЭБ.
  4. Для обеспечения возможности выполнения ударов в тех случаях, когда плечевой сустав бьющей руки, или тазобедренный сустав бьющей ноги, движутся в направлении, противоположном направлению удара. Подобные удары пока редко используются, очевидно, в силу их малой известности, и определенной сложности выполнения. Но, на мой взгляд, применение их оправдано, т. к. такой механизм позволяет исключить зависимость возможности выполнения удара от положения и направления движения корпуса.

В технике Ю.В. отчетливо прослеживается использование принципа волны по первому и четвертому из отмеченных выше направлений. В том, что его рука в конце удара достигает достаточно большой скорости, я мог убедиться, когда подставил под удар свою ладонь. Наблюдался эффект обжигания, характерный для скоростных ударов. Однако, вопрос о том, использует ли Ю.В. волну для формирования силового импульса, т. е. обеспечения эффекта вложения в удар, остался невыясненным. Но я думаю, что использует.

Зато, как использовать волну по четвертому из выделенных выше направлений, Ю.В очень наглядно продемонстрировал на примере пары круговых ударов руками.. Здесь удар второй рукой у него начинался в тот момент, когда первая находилась в самом начале своего возвратного движения, и выглядел как апперкот из под руки. На мой взгляд, это достаточно коварная техника.

Хотя система Ю.В. и называется "системой волнового боя", из хороших технических принципов он использует не только принцип волны. В его работе отчетливо прослеживался принцип независимости работы конечностей. Это позволяет одновременно действовать тремя конечностями - по очереди одной из ног, и обеими руками. При этом, каждая из конечностей делает свое дело. Например, нога и одна рука могут выполнять защитные действия, а другая рука наносить удар. Естественно, это продуктивно только в зоне ближнего боя. Подобный принцип используется в стиле ушу Вин Чун, который я очень уважаю.

Еще один из замечательных технических принципов, взятый на вооружение Ю.В., это принцип прилипающих рук, являющийся "визитной карточкой" того же Вин Чуна. Те, кто проявляет скептицизм в отношении данного принципа, скорее всего просто никогда не испытывали его реализации на себе в исполнении хорошего специалиста. Входить с таковым в ближний бой, не имея навыков "липких рук", думаю, полное самоубийство.

Но здесь сразу же хочется отметить и то, что на мой взгляд является ограничением системы Ю.В. Действительно, ближний бой это хорошо, и еще лучше, когда ты здесь хорошо себя чувствуешь. Но в ближний бой надо еще суметь войти. Ведь если противник хорошо работает на дальней дистанции, и при этом сам не особенно стремится к сближению, то тактика однонаправленного сближения с ним становится опасной. Для того, естественно, кто пытается ее применить. Мой опыт поединков с представителями различных систем, а также опыт изучения и практики ряда школ и стилей, привел меня к убеждению, что хороший боец одинаково хорошо должен работать во всем диапазоне дистанций. А также к убеждению, что на разной дистанции, должна применяться разная техника, в особенности это касается техники перемещений. Но это отдельная тема.

Возвращаясь к системе Ю.В. хочется отметить, что как и любой мастер, он разрабатывал её под себя, под свои физические данные, темперамент и двигательные предпочтения. Как могли убедиться все присутствующие на совете, система "растворилась" в Ю.В., а он, в свою очередь, "растворился" в системе, настолько естественными и гармоничными были все его движения.

Поэтому, в данном случае будет наблюдаться то, что даже если у системы и есть какие либо недостатки или ограничения, они будут скомпенсированы мастерством исполнителя. А в том, что Ю.В. является не только хорошим демонстратором техники, но и опытным бойцом, я мог убедиться ещё два года назад. Наше с ним знакомство началось с дружеского спарринга. При этом Ю.В. удалось обозначить мне несколько раз удары в пах. Если бы тогда он сказал, что стремление в первую очередь поразить именно это место является одним из главных тактических принципов его системы, думаю, я бы в большей степени сосредоточился на соответствующей защите.

И все же, наблюдая Ю.В. в работе, у меня возник вопрос: насколько передаваема его система, как она будет осваиваться людьми, не имеющими таких же данных, какие есть у него. (имеется ввиду ярко выраженная склонность к образному восприятию движений, чувство ритма).

Еще хочется обратить внимание на то, что в системе Ю.В. есть что-то от ушу. Кажется, В.Н. Костенко совершенно справедливо отметил, что она напоминает школу богомола. И если отталкиваться от заверений Ю.В., что он никаким ушу никогда не занимался, то это будет еще одним подтверждением того, что до рациональных вещей могут независимо друг от друга доходить люди, разделенные и расстоянием и временем.

Напоследок надо переходить к главному, к методу Ю.В безоборотного метания ножей. Наверное, ни у кого не возникло сомнения и в том, насколько хорош этот метод, и в том, насколько хорошо им владеет Ю.В. Причем, как мне показалось, в тот вечер мы видели последнего не в самой лучшей форме. Думаю, что метод метания Ю.В. очень подойдет для прикладного применения.

Кстати, и вся система Ю.В. имеет прикладную направленность. Однако думаю, что относить её к служебно-прикладным ещё рано, т. к. на сегодня нет каких либо разработанных программ на её основе и не проведены педагогические эксперименты по её внедрению в практику силовых структур. Очевидно, следуя принятой нами классификации, систему Ю.В. пока надо отнести к направлению экспериментальных разработок.

В заключение хочется пожелать Ю.В.Федину довести начатую работу до конца, а именно, систематизировать методику, разработать разделы, которые могут быть использованы при обучении представителей силовых структур, и для гражданской самообороны. А может быть, следует подумать о монографии, в которой представить свою разработку именно как четко структурированную систему.

Отзыв Г.В.Попова (к.э.н., член Всемирного Совета Грандмастеров (США, г.Орландо))

Представленная Ю.В.Фединым система нанесения ударов с использованием суставов рук в качестве центра движения представляет несомненный интерес.Однако в сравнении с аналогичной техникой китайского ушу представляется менее разработанной и в некорых аспектах ей уступаетю НапримерЮ при разноплоскостных ударах первый удар у Ю.В.Федина нацелен на более длинную дистанцию, чем последующий. В технике "мягких рук", применяемой в некорых школах ушу, используется обратная последовательность, что более логично. Техника "мягких рук" и система Ю.В.Федина могут быть использованы лишь в ближнем бою и на короткой дистанции. Но если в ушу эта техника лишь часть тактической схемы, у Ю.В.Федина она единственая. Вся тактика в этом случае сводится к стремлению сблизиться с противником, что не всегда возможно или целесообразно. Автору рекомендуется более детальное знакомство с опытом, наработанным в ряде отечественных и зарубежных школ боевого единоборства.

Отзыв Маломуда М.О.

26 октября 2006г. перед экспертным советом Международной Федерации

Русского Рукопашного Боя была представлена система "Волнового боя" Юрия Викторовича Федина.

Должен сказать, что я уже видел показательные выступления Ю. В. Федина и имел некоторое представление о системе "Волнового боя". На данном заседании меня попросили выполнить роль оппонента Юрия Викторовича, так что я получил возможность прочувствовать его технику непосредственно.

Основа техники системы, что собственно ясно из названия, это волна аналогичная той, что пробегает по кнуту и приобретает на его конце огромную скорость. Собственно говоря, сам этот термин "волна", "волновой удар" звучит при обсуждении боевых искусств уже давно. Видимо можно сказать, что к этому принципу передачи усилия независимо друг от друга пришли специалисты различных стилей. Однако, в случае системы "Волнового боя" Федина этот принцип доведен до совершенства. Юрий Викторович виртуозно перебрасывает волны по всему телу создавая хлесткие удары. Удары производятся кулаком, ладонью, пальцами, локтем, носком ноги, коленом. В сочетании с техникой "липких рук" это оказывается весьма эффективно. Хочется сравнить это с Въетнамским направлением стиля Винь чунь, действительно похоже, но в системе Федина используются гораздо более амплитудные движения, которые позволяют ему контролировать противника и на дальней дистанции. Часто он переходит в достаточно низкую стойку, и тогда его работа напоминает стиль "богомола", но видимо только по форме. Сам Юрий Викторович из восточных единоборств занимался только каратэ стиля кекушин, и к использованию волновой технике пришел самостоятельно, оттолкнувшись от видимо природной музыкальности и пластичности.

В стиле используется работа с оружием , ножи и короткие палки.

Собственно техника при этом не меняется, ножами наносятся хлесткие удары с большой частотой и скоростью. Подобным ударом пожалуй не прорежешь плотную зимнюю одежду, однако по открытым частям тела: кисти рук, лицо я считаю они эффективны. Наносятся и колющие удары, нож держится так называемым Финским хватом т. е. с упором рукояти в центр ладони, что позволяет произвести удар достаточной силы. Здесь можно перейти к описанию "изюминки" стиля метанию ножей, не меняя хвата нож запускается в противника. При этом используется все тот же принцип волны. По словам Юрия Викторовича он запускает волну на кончик ножа и тот летит безоборотно. Метание производилось в специально оборудованном зале и это была очень убедительная демонстрация мастерства.

Хочется сделать определенные выводы:

Сам Ю.В. Федин считает свою систему прикладной т.е. предназначенной для использования спецслужбами, армией, гражданами для самообороны. В процессе обсуждения звучала вполне справедливая критика, что в системе не проработаны правовые аспекты самообороны, нет четко проработанных приемов задержания и т.п. Нам представляется, что в не это главное, в принципе все это можно решить. Полагаю, что основное препятствие для использования "волновой системы боя" это сложность обучения, чтобы научиться двигаться как Федин, нужно чувствовать некую внутреннюю потребность в подобной пластике. Это, если хотите, идет от эстетического чувства. Наше мнение, что "система волнового боя" это типичная "экспериментальная" система, она позволит успешно решать прикладные задачи достаточно ограниченному кругу занимающихся, но найти в ней новые идеи, интересные решения может любой практикующий тренер или просто любитель боевого искусства.

Отзыв М.К. Иванова

Система "волнового боя", представленная на рассмотрение ЭАС, Юрием Викторовичем Фединым представляет несомненный интерес, как оригинальная авторская разработка, представляющая собой комплексную систему рукопашного боя.

Система базируется на принципе волнового движения, аналогичного движению кнута. По утверждению автора, при этом происходит складывание и наложение двух волн, что позволяет выполнять движения с большой силой и скоростью.

Система включает в себя рукопашный бой, ножевой бой с использованием двух ножей, работу с палкой, метание ножей. Рукопашный бой может выполняться как в силовой, так и в волновой манере. Все элементы системы, при этом, объединены общей двигательной базой.

Наиболее интересной частью системы, на мой взгляд, является метание ножа, которое существует как в виде самостоятельной дисциплины, так и входит составной частью в ножевой бой.

Метание в системе Ю.В. Федина отличается от общеизвестных систем тем, что производится без вращения ножа в процессе броска. Выполняется оно из любого положения ножа в руке, не зависит от его балансировки и почти не зависит от расстояния до цели.

Бросок ножа осуществляется кистью за счет волнового движения. При этом весьма впечатляющим является высокая точность, кучность и сила попадания.

Оригинальной особенностью системы является и возможность переходить к метанию непосредственно в процессе ножевого боя.

Поскольку во время своего доклада Ю.В. Федин сделал основной упор на волновом принципе рукопашного и ножевого боя и на метании, то следующие замечания относятся именно к этим составляющим системы.

К несомненным достоинствам представленной системы относятся:

  1. Единая двигательная база для рукопашного боя, ножевого боя, метания.
  2. Принцип использования волны дает громадный выигрыш в силе и скорости движений.
  3. Высокая степень скоординированности движений.
  4. Возможность нанесения нескольких ударов одновременно и возможность быстрого изменения направления движения.
  5. Возможность эффективного ведения боя в неустойчивых и неудобных положениях.
  6. Направленность на поражение уязвимых частей тела - пах, глаза, шея.
  7. Управление противником в процессе боя.
  8. Виртуозное метание ножа. Оригинальная техника, высокая точность попадания, сила броска, возможность переходить к метанию непосредственно из ножевого боя.

Следует заметить, что выполнение техники самим Юрием Викторовичем, не вызывает ни малейших сомнений в его мастерстве и в том, что сам он может применять свою систему весьма эффективно. Не смотря на это, система, на мой взгляд, не лишена некоторых недостатков:

  1. Остался открытым вопрос о существовании эффективной методики обучения. Сам Ю.В. Федин - Мастер, но насколько "воспроизводимо" его мастерство в учениках. Создается впечатление, что система построена исключительно на личном опыте автора. И даже при наличии методики, подобные системы требуют достаточно продолжительных сроков обучения для того, чтобы ученики получили возможность применять технику в реальном бою. Впрочем, это относится только к рукопашному и ножевому бою. Как мне известно, методика обучения метанию ножа существует.
  2. Излишняя мягкость и пластичность системы. Если первоначальная установка на поражение глаз и паха не сработает, это может создать серьезные проблемы в бою с сильным противником, работающем в "грубой" агрессивной манере.
  3. Недостаточно проработана техника и тактика боя на дистанции борьбы, раздел противодействия борцу.
  4. Использование в ножевом бою исключительно режущих ударов, в то время как волновое движение позволяет наносить чрезвычайно мощные колющие удары ножом без замаха и практически без дистанции.
  5. Использование "липких рук" в ножевом бою вызывает сильные сомнения. Эта техника дает большое преимущество в поединке без оружия, но, при наличии в руках противника ножа, становится опасной из-за высокой вероятности порезов рук.

В целом можно сказать, что система интересная и заслуживающая самого пристального внимания. Наибольший практический интерес, на мой взгляд, представляют метание ножей и переходы от ножевого боя к метанию на ближней дистанции.

Отзыв А. Соколова

(Данный анализ сделан с точки зрения возможности использования в системе подготовки военнослужащих специальных подразделений внутренних войск МВД России)

Возможность использования системы волнового боя в подготовке спецподразделений обуславливается спецификой служебно-боевых задач выполняемых военнослужащими данных подразделений, а именно:

  • использование принципа волны для увеличения скорости удара и его энергии становится актуальным при действиях в различных средствах бронезащиты и использовании других элементов экипировки военнослужащих, когда нет возможности свободного приложения сил. Проблематично нанести четкий, концентрированный удар в нужную область в экипировке, суммарный вес которой превышает 12 килограмм, используя классическую технику каратэ или бокса;
  • отсутствие четких прямых траекторий при проведении защитных и атакующих действий позволяет вести эффективный бой в ограниченном пространстве, что имеет важное значение при ведении боевых действий в различных сооружениях и коммуникациях, а так же при проведении специальных операций по освобождению заложников и задержанию преступников на автомобильном и воздушном транспорте;
  • использование принципа "прилипающих рук" в ближнем бою позволяет иметь непрерывный контакт с противником не позволяя ему нанести вред жизни и здоровью окружающих людей (при проведении специальных операций по освобождению заложников), привести в действие взрывное устройство и т.д.

Наряду с этим существует ряд особенностей не позволяющих использовать систему волнового боя Ю.В. Федина для подготовки военнослужащих спецподразделений ВВ в полном объеме:

  • что бы добиться увеличения скорости и силы удара за счет последовательного включения в работу различных мышц таким образом что движения предыдущего звена способствует ускорению движения последующего, необходимо иметь специально подготовленные мышцы и суставы, что требует, по словам разработчика системы, довольно длительного времени, что бы избежать травм при проведении технических действий. Данное условие не совсем допустимо при организации процесса обучения военнослужащих, так как они после прохождения учебного сбора (1-1,5 месяца) должны находиться в готовности к выполнению задач и иметь минимально необходимый набор защитных и атакующих действий;
  • данная система ориентирована на ведение боя одновременно с одним противником, что подтверждается выбранной стратегией боя: прохождение через центр, сближение с противником, нанесение завершающего удара (удара в пах). При проведении специальных операций бойцам необходим контроль всех направлений и возможность одновременного ведения боя с двумя и более противниками, в том числе с применением вооружения и предметов экипировки;
  • в техническом арсенале системы нет приемов обезоруживания, задержания, защиты от ударов различными предметами (стулья, палки, камни и т.д.), освобождения от захватов, удушения, что имеет немаловажное значение при выполнении различных задач военнослужащими внутренних войск.
  • техника ножевого боя разработанная Ю.В.Фединым отвечает всем требованиям предъявляемым для успешного решения задач спецподразделениями внутренних войск за исключением хвата оружия, так как штатное холодное оружие стоящее на вооружении во внутренних войсках (в основном штык-нож) не предназначено для ведения ножевого боя данным хватом.

Отзыв И.В.Зайчикова

Выступление и демонстрация Юрия Викторовича Федина произвели на меня большое впечатление. Редко встретишь человека, так великолепно владеющего своим телом, настолько координированного, полностью раскрепощенного и при этом готового к мгновенной и мощной концентрации физического усилия.

Принципы, на которых Ю.В. строит свою систему, не вызывают у меня сомнений в правильности. Использование волновых движений (я предпочитаю термин "хлёст") для разгона движущейся конечности и создания (обеспечения) усилия, развороты на стопах для изменения вектора усилия сомнения не вызывают. В нашей системе эти механизмы так же эффективно используются, хотя техника исполнения хлёста несколько иная. Применяемая Ю.В. техника позволяет наносить очень сильные удары руками и ногами; при этом амплитуда ударов минимальна, что значительно повышает их скорость.

Анализ выступления Ю.В. с безоружного боя.

Технике атакующих приемов.

Удары руками.

Если удары наносятся сбоку, сверху и снизу, та техника хлеста, которую использует Ю.В., вдобавок к указанным выше преимуществам позволяет маскировать начало движения, что делает удар неожиданным и резко повышает его эффективность. Но при прямых ударах Ю.В. начинает хлест со своеобразного движения плечами, что для опытного противника является однозначным сигналом начла атаки. Других же способов маскировки начала прямого удара Ю.В. не показал, как я от него этого не добивался. Нанося дуговые удары, Ю.В. использует только хлест и тем самым не добирает в эффективности удара. Если к хлесту добавить инерцию массы тела, удар стал бы значительно сильнее и эффективнее. В прямом ударе он этот резерв использует, хотя, по моему, отчета себе в этом не отдает, поэтому прямой удар должен быть у него мощнее, чем кажется.

Удар кулаком Ю.В. наносит либо передней частью кулака, расположенного большим пальцем вверх или горизонтально, либо основанием кулака. Первые два положения кисти не самые удачные для боя голым кулаком, т.к. велика вероятность перелома четырех пальцев, костей пясти и запястья при попадании по твердым частям тела, особенного черепа, и снаряжения, а так же травмы большого пальца при скользящих ударах, попадании в защиту и недовороте кисти. Причем чем сильнее удар, тем выше риск травмы. Исключение составляют люди со специально набитой кистью, либо с детства занимающиеся тяжелым физическим трудом, требующим постоянного и сильного захвата инструмента, либо, наконец, имеющие от рождения уникально развитую кисть. Специальная подготовка кисти требует большого времени и у большинства людей отрицательно сказывается на суставах пальцев после 40 лет. Людей от рождения имеющих соответствующую кисть очень мало, а тех, кто развил кисть работой, сейчас вообще единицы. Следовательно, сильные удары Ю.В. могут быть опасны для самого исполнителя. Знаю это по себе и по своим ученикам - и сам выбивал пальцы неоднократно, пока не попал к моему тренеру, который научил правильно ставить кисть, да и те мои ученики, что освоили сильный удар, но уделяли недостаточно внимания положению кисти, страдали. Ю.В. не ответил не мои вопросы, как он решает эту проблему, из чего напрашивается вывод, что она им не решена. Возможно, потому, что, сам Ю.В. имеет кисть как раз из тех, что трудно повредить при ударе. Но для курсантов, не обладающим этим качеством, вопрос будет очень актуален. Если до сих пор никто из учеников Ю.В. не повредил костей и связок кисти, то прчина, видимо, в том, что сильных ударов в условиях реального боя они не наносили. Удар основанием кулака гораздо более безопасен для исполнителя, и то, что Ю.В. включает его в свой арсенал, относится к сильным сторонам его техники. Обычно тактический диапазон удара основанием кулака не очень широк, но техника, которую использует Ю.В., позволяет достаточно эффективно наносить такой удар практически из любых положений и по любой точке на голове объекта, причем, без задержки замещать им удар передней частью кулака. Это очень существенно повышает эффективность ударов руками и в значительной мере компенсирует тот недостаток, о котором я говорил выше, хотя и не полностью. Насколько я понял, Ю.В. не использует ударов ладонью, в т.ч. и основанием ладони, что, по моему убеждению, обедняет его арсенал.

Ю.В. использует свою технику хлёста и при ударах локтем. При этом дуговые удары сильны и быстры, но, как и у всех дуговых ударов локтем, у них имеется существенный недостаток - малая глубина удара. Значит, опытный человек достаточно легко уходит от них как разрывом дистанции - как отклоняясь назад либо отступая, так и нырком. Очень интересен прямой удар локтем, ничего похожего я нигде не встречал. Он очень неожидан и, без сомнения, в высшей степени эффективен, если наносить его в голову. Слабость этого удара в его недостаточной глубине. Хотя Ю.В. умудряется нанести его достаточно глубоко, человек с боксерской подготовкой может уйти либо ослабить удар, отклоняясь назад, правда его нетрадиционность и неожиданность в значительной мере компенсирует этот недостаток. Тем не менее, этот удар очень интересен и перспективен. Подобный удар в грудь, который также демонстрировал Ю.В., для реального боя малопригоден - в реальном бою следует стремиться как можно быстрее лишить объект возможности продолжать схватку, указанный же удар в грудь к этому не ведет и только отнимает время.

Подводя итог анализу техники ударов руками, делаю вывод, что она, за некоторыми исключениями, надежна и эффективна.

Удары ногами.

Так же, как и удары руками, они наносятся с использованием хлёста, что делает их очень сильными, быстрыми и малозаметными. Прямой удар ногой, в отличие от прямого удара рукой, так же малозаметен. Ю.В. заявил, что удары наносятся не выше паха, что, в целом, правильно для реального боя, хотя имеются положения, когда более эффективен будет удар в живот. Это о положительных чертах техники ног, которую практикует Ю.В.

Что в работе ногами мне представляется неправильным.

Ю.В. наносит удар пальцами ноги, точнее, практически одним большим пальцем. Такой удар эффективен только в том случае, когда исполнитель обут в обувь с жесткими носком и подошвой. Если на ногах обувь с мягкой подошвой, что в реальном бою встречается сплошь и рядом, не говоря уже о босой ноге, более или менее сильный удар, нанесенный таким образом, почти всегда ведет к перелому пальцев, в первую очередь большого. Сам страдал, пока не попал в хорошие руки, да и у моих учеников было пару случаев травм пальцев ног, пока не научились правильно держать стопу. Мне известно три рода деятельности, в которых человек вырабатывает способность воспринимать высокие нагрузки на пальцы ноги. Первое - классический балет, где танцовщики выполняют ряд па на пуантах (кончиках пальцев). Танцовщики классического балета готовятся с детства, причем в основном на пуантах танцуют женщины и мужчины небольшого веса, при этом амортизируют приземление на пуанты, но для боевого удара амортизация есть серьезная ошибка. Кроме того, в классическом балете используют специальные тапочки с пробковой прокладкой в носке, предохраняющей пальцы. Да и далеко не все танцовщики способны легко танцевать на пуантах. Второе - танцы ряда кавказских народов, где так же имеются па на пальцах, но здесь они подогнуты. О танцорах-кавказцах можно сказать же самое, что и об артистах классического балета - готовятся с детства, амортизируют приземление на подогнутые пальцы, да и не все в состоянии делать это движение. Третье - некоторые направления вьетнамских рукопашных школ, в которых ряд ударов стопой наносится подогнутыми пальцами, даже не столько самими пальцами, сколько пограничной зоной между пальцами и подъемом. По словам моих вьетнамских друзей, в реальном бою такой удар наносится исключительно в пах и лицо, но не по конечностям и не по корпусу, причем, освоить его способны лишь немногие.

Ю.В. наносит такой удар в пах, а так же по бедрам, на манер лоу-кика, и при этом пальцы не травмирует. В чем же дело? Без сомнения, сказывается опыт. Я обратил внимание, что Ю.В., виртуозно владея своим телом, останавливает ногу на той стадии, когда объект получает более или менее чувствительный удар, но этот удар не достаточно глубок для получения травмы самим исполнителем. Ю.В. утверждает, что его приоритетная мишень для ноги - пах, а туда нет необходимости наносить сильный удар. При точном ударе по гениталиям дело действительно обстоит так. Но в жизни необходим не поверхностный удар по уязвимой точке, пусть сильный и точный, а глубокий проникающий удар по зоне, способный поразить внутренние органы - он надежнее и эффективнее. А такой удар, если следовать рекомендациям Ю.В., неизбежно ведет к перелому пальцев у исполнителя. Это касается и удара в пах. Мне приходилось встречаться с людьми, утверждавшими, что выдержали такой удар. Когда же я наносил им по защите слабый, но правильный удар, признавали, что подобного удара перенести не смогли бы. Причина в том, что либо точечный удар не попадал по гениталиям, либо удар не обладал достаточной глубиной и не достигал мишени, прикрытой одеждой. По бедрам Ю.В. наносит удар в районе прохождения седалищного и бедренного нервов. Удар ногой, не обутой в обувь с тверыми подошвой и носком, по этим зонам при демонстрации Ю.В. техники может произвести впечатление, но для реального боя его поражающий эффект будет недостаточным, опять-таки в силу его малой глубины. Если же наность проникающий удар, то не избежать перелома пальцев у исполнителя. Да и точное попадание по этой зоне крайне малой площади в реальном бою более чем сомнительно.

Обобщая сказанное, могу заявить, что, на мой взгляд, предложенная техника ударов ногами имеет очень интересные решения, но в целом она менее удачна, чем техника ударов руками. К явным недостаткам отношу то, что она не приспособлена для работы без удобной для ударов обуви, ориентирована на точечные удары, отсутствуют удары ниже колена.

Работа на захватах.

Из техники работы на захватах Ю.В. продемонстрировал только заваливание захватом за голову. Других действий Ю.В. не показал, как я от него этого не добивался. Из чего вынужден сделать вывод, что таким заваливанием техника работы на захватах и ограничмвается. Против противника, имеющего достаточную борцовскую подготовку, этого, по моему опыту и убеждению, не достаточно. На вопросы о приемах силового задержаня докладчик ссылался на "заломы рук", содержащиеся в пособиях, причем, ни одного приема не показал. На мое заявление, что эти приемы мало эффективны, Ю.В. не отреагировал. Это так же вынуждает меня сделать вывод, что данная группа приемов в его арсенале отсутствует, а такая важнейшая составляющая прикладного рукопашного боя, как силовое задержание, Ю.В. не разработана ни технически, ни тактически.

Работа в партере.

Крайне неполной показалась мне и та работа в партере, которую демонстрировал Ю.В. На мой взгляд, против человека, получившего более или менее серьезную подготовку в любом виде борьбы, включающем действия в партере, она не эффективна.

Техника приемов защиты.

Защита от ударов в корпус и голову очень похожа на "липкие руки" в вин-чун. Мне представляется, что подобный комплекс защитных действий для головы и верхней части тела будет достаточно эффективным при одном условии - бойцы работают строго один напротив другого, практически без перемещений и изменений дистанции. Против энергично маневрирующего противника подобная защита должной надежности не обеспечивает. Кроме того, Ю.В. защищает голову специфическими движениями, по сути дела, сбивающими блоками, практически аналогичными технике в стиле обезьяны. Эти движения эффективно дополняют "липкие руки" и делают защиту головы от одиночных ударов весьма надежной. На мой взгляд, против серий ударов, нанесенных опытным бойцом, подобные защитные действия должной надежностью не обладают. Для достижения эффективности, необходимой для боя, что для реального, что для спортивного, такую защиту необходимо дополнить маневром, но об этом - ниже.

Защита от ударов по нижней части тела ограничивается прикрытием паха разворотами бедер. Показанные на демонстрации развороты бедер в определенных условиях достаточно надежно закрывают пах от ударов ногами и руками (здесь имеются оговорки, о них будет разговор ниже), но оставляют без защиты бедра, колени и голени, а других способов защиты этих крайне уязвимых зон Ю.В. не показал, как я от него этого ни добивался. Поэтому вынужден сделать вывод, что их не существует.

Приемы противодействия захватам и броскам, которое продемонстрировал Ю.В., типичны для "ударника", недостаточно знакомого с техникой борьбы. Такие приемы хорошо смотрятся на показательных выступлениях, но не работают при встрече с более или менее подготовленным борцом.

Мой общий вывод таков. С точки зрения техники, защита, в целом, эффективна против бойца, ведущего бой по той же схеме, что и Ю.В., и недостаточно надежна против противника, имеющего высокую ударную технику и/или более или менее серьезную борцовскую подготовку.

Теперь перейду к анализу тактики боя.

Бросается в глаза, что Ю.В. предпочитает работу ударами на ближней, в первую очередь, и средней дистанциях, в чем он, по-видимому, действительно силен. Технике ударов именно на этих дистанциях отвел он львиную долю времени демонстрации безоружного боя. Тактика активного сближения с объектом в реальном бою одна из наиболее эффективнх. Но одних ударов для победы на этих дистанциях над разносторонне подготовленным объектом недостаточно, необходимо эффективно использовать захваты самому и надежно противодействовать захватам и броскам объекта. Учитывая слабость техники работы на захватах и противодействия захватам и попыткам броска объекта, что отмечалось выше, приходится сделать вывод, что тактический и технический арсенал, необходимый для работы на излюбленных Ю.В. дистанциях, недостаточен.

Естественно, что маневр привязан к характерному для Ю.В. рисунку боя - перемещение вперед на объект с целью выхода на те боевые дистанции, которые он предпочитает. Стремление вперед, к сближению с объектом для реального боя совершенно правильно, но ограничивать его реализацию только сближением с целью выйти во фрронтальную позицию означает существенно обеднять тактику боя. Из разговоров с Ю.В. уже после демонстрации для меня стало ясно, что в его тактическом арсенале нет маневров, а значит и увязанных с ними технических действий, направленных на выход во фланг и тыл объекта. Из этих разговоров я так же понял, что у него нет надежных действий против разрыва противником дистанции отходом, отскоком ни назад, ни в сторону, только вновь откровенное сближение на излюбленные дистанции.

Крайне существенным недостатком считаю и то, что у Ю.В. нет так же оборонительных маневров. Я полностью разделяю его т.з., что в реальнром бою следует стремиться сблизиться с объектом для нанесения ему поражения, но и об обороне забывать не следует.

Необходимо отметить еще один недостаток тактики Ю.В. Внезапности атаки он достигает маскировкой ее начала только за счет хлёста и скорости, даже стремительности своих движений, т.е. только техническими действиями. Тем самым изначально предполагается, что объект уступает ему в технике и скорости. А если тот обладает быстротой реакции, позволяющей адекватно реагировать на действия исполнителя и опережает его в скорости? В этом случае исполнитель окажется в том же положении, в которое он надеялся поставить объект. Гораздо более надежно маскировать свои действия тактическими и психическими приемами - это повышает эффективность технического мастерства и высоких скоростных качеств и даже позволяет компенсировать свое отставание от объекта в технике и скорости. Об этой стороне тактики Ю.В. ничего не говорил, ничего не показывал, поэтому напрашивается вывод, что в его системе эта составляющая отсутствует.

Работа с оружием.

Из оружия Ю.В. демонстрировал только работу с ножом. Здесь он, конечно, виртуоз. Работает одинаково эффективно обеими руками, режущими ударами, с завидными легкостью и стремительностью и, что очень важно, практически непрерывно. Несмотря на внешне ненадежный захват, оружие удерживает крепко - оно не вырывается из руки под влиянием центробежной силы, а так же значительных усилий, возникающих при поражении мишени. Мои студенты рассказывали, что он наносит разрезы глубиной до 3 мм по ДСП - это требует большой силы удара и надежного удержания оружия. Его основная мишень - голова, особенно глаза, шея, руки и пах; Ю.В. считает, что они особенно уязвимы для режущего удара. Колющие удары играют в его системе незначительную роль. Для метания ножа Ю.В. использует оригинальную технику собственного изобретения, базирующуюся на хлёсте. Техника в высшей степени эффективная, обеспечивающая очень высокую скорость броска, силу удара, точность и кучность. На всех дистанциях бросок безоборотный либо полуоборотный, в зависимости от хвата. На дистанции до трех метров нет ничего похожего на замах, поэтому даже хорошо подготовленному бойцу заметить бросок и уйти от него почти невозможно. На дистанциях более трех метров Ю.В. отводит для броска руку вбок, причем на уровне пояса, что может послужить сигналом только для очень хорошо подготовленного бойца либо для человека с крайне обостренной интуицией.

Теперь о том, что в работе с ножом мне не понравилось или вызвало сомнения.

Начну с самих ударов. В последние годы под влиянием методов ножевого боя, зародившихся в Юго-Восточной Азии, возникла мода, отдающая предпочтение режущим ударам. В тех климатических зонах, где люди круглый год носят только легкую одежду либо обходятся без нее вообще, такой подход можно считать оправданным. В нашем же климате, когда большую часть года человек вынужден носить плотную многослойную одежду, эффективность режущих ударов значительно ниже. Уголовная практика свидетельствует, что нередко жертва получает несколько десятков, иногда больше сотни резаных ран и остается живой, а в других случаях погибает от одной единственной колотой раны. Для нашего климата колющий и секущий удары боле эффективны. Но техника Ю.В. секущего удара не предусматривает, а колющий удар, как говорилось, играет у него вспомогательную роль. Для поражения лица, шеи и кистей рук техника Ю.В. вполне подходит, но для работы по прикрытым одеждой частям тела, в том числе и паху, ее эффективность недостаточна.

Ю.В. отметил, что его приоритетной целью в верхней зоне для поражения ножом является лицо и, в первую очередь, глаза, т.к. любая рана в эти зоны лишает человека возможности вести бой. Относительно глаз полностью с ним согласен, а вот о лице следует сказать особо. Рана лица, даже очень глубокая, несмотря на кровотечение в физическом плане не лишает человека боеспособности. Такие раны имеют больше психологическое воздействие на недостаточно стойких людей, а волевого, мотивированного на победу человека даже несколько таких ран не остановят. Это подтверждает та же уголовная практика: зафиксировано немало случаев, когда в поножовщине человек, получивший не одну рану в лицо, продолжал бой и побеждал. На лице, помимо глаз, имеется только одна зона, ранение которой лишает человека возможности вести бой, но Ю.В. ее не указал.

Теперь о хвате оружия. В реальном бою хват должен не только обеспечивать удар, но и позволять надежно удерживать оружие при попытках выбить его, а так же в тех случаях, когда рука и рукоять покрыты кровью, потом, глиной и другими веществами, увеличивающими скольжение. По моему убеждению, хват, который продемонстрировал Ю.В., отвечает только первому условию - обеспевивает режущий и колющий удар. При сильном ударе по кисти и пальцам вооруженной руки и по боковой поверхности клинка, нож будет выбит. Вывернется он из руки и в том случае, если ладонь и рукоять будут покрыты потом, жиром, кровью и т.д. Необходимо учитывать, что если нанести пару успешных режущих ударов, рукоять и рабочая рука будут обязательно испачканы кровью, что ослабит хват. Как уже отмечалось, хват, который использует Ю.В., позволяет нанести эффективный колющий удар, но в реальном бою необходимо так же сохранить оружие после удара. При колющем ударе нож часто вязнет в ране, и вытащить его бывает нелегко. При том хвате, что показал Ю.В., сделать это будет особенно трудно и велика вероятность, что нож завязнет в ране, а исполнитель останется безоружным. Чем грозят все перечисленные недостатки хвата в бою с несколькими объектами, разъяснять не надо. Не исключаю, что путем длительных тренировок можно разработать кисть настолько, чтобы компенсировать все указанные недостатки, но это займет лишнее тренировочное время; проще и более надежно просто изменить хват.

Теперь о метании. Вынужден задать вопрос, а для каких боевых ситуаций предназначен бросок, особенно на большую дистанцию? Для бесшумного уничтожения объекта? Но сейчас для штатных ситуаций существует бесшумное оружие и ПБСы. Если брать в расчет нештатные ситуации, то это для военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов вещь крайне редкая, почти нереальная. То же самое можно сказать и о ситуации, когда у сотрудника или военнослужащего отсутствует оружие или боеприпасы, и он вынужден уничтожать объект на дистанции броском ножа. Все это хорошо смотрится в кино, но если проанализировать реальные боевые ситуации, то, думаю, таких случаев не сыщется. Кроме того, подобный бросок вещь достаточно ненадежная. При всей виртуозности Ю.В. по моим подсчетам на этом заседании ЭАС до 20% бросков были неудачными. На одной из демонстраций несколько лет назад у Ю.В. броски вообще не пошли и успешными были не более 10% из них. Если даже у такого специалиста, как Ю.В. возможны подобные срывы, то это свидетельствует о невысокой надежности броска ножа как боевой методики, особенно в условиях неизбежного для реальной схватки стресса. Так что тратить плановое время на обучение такому малонадежному и имеющему крайне узкий тактический диапазон приему нецелесообразно. Более реально использовать бросок ножа на дистанциях непосредственного силового противоборства. Это от 3м. (дистанция начала сближения) до 0,5м. - минимальная дистанция броска. На этих дистанциях уникальная техника Ю.В. вполне уместна, тем более что количество удачных бросков здесь близко к 100%. Но возникает вопрос, какова тактическая целесообразность такого действия? В подавляющем большинстве реальных боевых ситуаций нецелесообразно расставаться с оружием даже для того, чтобы поразить объект. Всегда следует учитывать наличие других противников, и в этих условиях потеря оружия может быть фатальной. Тем более что необходимо делать скидку на неудачный бросок и неудачное попадание. Ю.В. показал крайне эффектные броски ножа, вилки лежащих на столе; при этом он хватал бросаемый предмет и мгновенно проводил свой коронный бросок без замаха. По моему убеждению, такая техника могла бы пригодиться в кабацкой драке, для метания столовых приборов, но не для решения боевых и служебных задач. Да и для кабака она не очень подходит: и столовый нож, и вилка не обладают достаточным весом, зубцы у вилки недостаточно длинны, а у столового ножа отсутствует острие, так что ими не нанести серьезной раны. Суммируя сказанное, считаю, что для обязательного курса боевой подготовки военнослужащих спецподразделений и сотрудников метание ножа, даже столь искусное, как демонстрирует Ю.В., не должно быть обязательной дисциплиной. С некоторыми оговорками делаю исключение для дистанций менее 3м.

Техника работы короткой палкой у Ю.В. аналогична работе ножом. Но палка это все-таки не нож, ею невозможно нанести ни резанной, ни колотой раны, значит и техника работы палкой должна отличаться от работы ножом. Для выполнения боевых и служебных задач, да и для самозащиты тоже, необходима работа с ударно-дробящим (палка, приклад автомата, пистолет в качестве холодного оружия), рубящим (лопата, лопатка малая) и колющим (автомат со штыком) оружием одноручного и двуручного удержания. Действие этими видами оружия Ю.В. нам не показал; думаю, что эти разделы в его системе отсутствуют.

К сожалению, мы как-то упустили рассмотрение приемов противодействия оружию, психологическую и психическую подготовку, да и в дополнительных беседах с Ю.В. я эти темы не затрагивал, поэтому ничего определенного по этим вопросам сказать не могу.

Теперь о тренировочной методике, которая является одной из важнейших аспектов рукопашной системы, поэтому я всегда настойчиво затрагиваю этот вопрос, хотя далеко не всегда встречаю понимание.

Мне представляется, что Ю.В. создал систему под себя, под свои уникальные двигательные возможности. Поэтому ей будет относительно нетрудно обучить человека, схожего с ним по телосложению, характеру физического развития и двигательных навыков. Для человека же другого физического склада, например, для склонного к полноте гиперстеника с ограниченной подвижностью суставов, обучение данной системе проблематично, даже не реально. Другой трудностью, с которой неизбежно столкнется Ю.В., будет перенесение очень сложных и отличающихся от естественных движений из условий тренировки в условия реального боя. В качестве примера приведу развороты бедер, которые Ю.В. назвал защитным приемом для паха. Когда он показывал их на демонстрации, они выглядели вполне надежными. Но в те моменты, когда Ю.В. показывал другие элементы техники, в частности атакующие действия или защиту головы, эти движения были уже не столь четкими и практически не защищали пах. На видеосюжете, где он работает с учеником, такие движения у Ю.В. практически отсутствовали, а у его ученика не было даже намека на них. Это характерно для сложной, изощренной техники - при переходе от тренировочных заданий к боевому, и даже соревновательному, применению, исполнитель под влиянием стресса не способен воспроизвести тонкие нюансы техники, что обесценивает приемы, достаточно эффектные на демонстрации и тренировке. Это же случается и при достаточно длительном перерыве в тренировках. Я не раз замечал это, анализируя системы со сложной техникой. У нас техника гораздо проще, чем у Ю.В., но с подобной проблемой сталкиваемся и мы. Решается она специальными тренировочными методиками. Ю.В. о подобных проблемах о тренировочных путях их решения не упоминал, более того, сам допускает такие ошибки (опираюсь на его действия во время демонстрации и видеосюжет, который он показал), поэтому вынужден сделать вывод о том, что соответствующие методические приемы в его системе отсутствуют.

Непонятно предназначение системы. Сам Ю.В. позиционирует ее как предназначенную для боевого и служебного применения. Но в ней отсутствуют целые классы действий, без которых боевых и служебных задач не решить. В безоружном варианте она больше подходит для гражданской самозащиты. Но работа с ножом излишне жестока для этой цели. Рана гениталий, глаз, горла, оставляющая заметный шрам рана лица характеризуются судом как тяжкий вред здоровью. Велика вероятность, что техника работы ножом, которую демонстрировал Ю.В., приведет в лучшем случае к тяжелой ране, а то и к смерти объекта. Для того чтобы надежно остановить ножом нападающего необязательно причинять ему такие ранения. В то же время для боевого применения эта техника так же не очень подходит, т.к. современная экипировка военнослужащего достаточно надежно защищает его от режущих ударов.

Выводы.

Методика, представленная Ю.В. без сомнения является системой; ее системообразующим признаком является оригинальная техника волновых движений (хлёста), на которой строится весь технический арсенал. Данная система имеет ряд очень интересных и перспективных технических решений, многие из которых обладают достаточно высокой надежностью в бою. Вместе с тем, в предложенной системе имеются и существенные недоработки в области техники, тактики и тренировочной методики. Мне так же представляется, что в представленной Ю.В. системе много умозрительных построений, не базирующихся на анализе реального силового противоборства в боевой и правоохранительной практике и не проверенных ими. Я отнес бы систему Ю.В. к экспериментальным разработкам прикладного характера не дифференцированным по задачам, требующей значительной доработки и проверки на практике.

Не могу не остановиться и на таком моменте. Считаю, что теоретическое обоснование Ю.В. эффективности его техники упругостью связочного аппарата критики не выдерживает. Связка не предназначена для амортизации, она не пружина и не резиновый жгут и не может запасать энергию за счет растяжения. Она лишь передает усилия, произведенные сокращением мышцы на кость, играющую роль рычага. Связка обладает некоторой упругостью, но этой упругости хватает только на то, чтобы избежать травмы при резких и чрезмерных (в определенных пределах) мышечных сокращениях. Чрезмерное растяжение связки ведет к травме, вплоть до ее разрыва. Рабочее усилие в технике Ю.В. создается не упругостью связок, а бегущей по телу волной сокращений мышц-агонистов при полном выключении мышц-антагонистов. Именно высокая координация, характерная для Ю.В., и оригинальная механика указанного процесса, разработанная им, и обеспечивает эффективность его движений.

В заключение хочу отметить, что Юрий Викторович произвел на меня в высшей степени приятное впечатление своей интеллигентностью, доброжелательностью, заинтересованностью и твердостью в отстаивании своих взглядов.

Отзыв Федорцова В.В.

На очередном заседании экспертного совета Международного союза Русского рукопашного боя, по традиции проходившем в крайний четверг октября в гостеприимных стенах РГУФКа, был заслушан доклад мастера русского рукопашного боя из города Йёшкар-ола, Юрия Викторовича Федина о созданной им школе "Волнового боя" и разработанной на базе волновых движений техники метания ножа.

Первая часть доклада была посвящена освещению принципов движений заложенных автором в систему "Волнового боя". Юрий Викторович очень обстоятельно и доступным языком объяснил достоинства волновых движений и, как принцип волны используется в рукопашном бою.

Отвечая на вопросы присутствующих членов совета и гостей, Юрий Викторович, продемонстрировал высокий уровень ударной техники. Так же убедительно выглядел арсенал защитных действий и бой на ближней дистанции. Волновая техника позволяет гармонично вписываться в удары противника и не останавливая движения тут же перейти в атаку. Иными словами боец, практикующий волновую технику, не разделяет движение на защиту и контратаку. На удар противника он отвечает своим ударом. С той лишь разницей, что траектория удара бойца пересекает траекторию удара противника и в точке контакта, благодаря волновому движению, происходит вклинивание в удар противника и увод удара в сторону. При этом боец продолжает свою атаку и поражает противника. Как говорится - два в одном.

Волновой принцип движений позволяет работать с высокой скоростью и минимальным приложением сил, достичь высокой "скорострельности" и силы ударов, довольно долго сохранять высокую работоспособность. Кстати о силе волнового удара, лет 20 назад в цирке демонстрировался такой номер: на пень ставили бутылку шампанского и артист ударом кнута открывал её. При этом бутылка оставалась на пне и из неё, под аплодисменты восторженной публики выплёскивалось шампанское.

Далее Юрий Викторович подробно остановился на тех вопросах, которые являются, по его мнению, отличительной особенностью созданной им школы РБ. В частности стремление поразить пах противника, причём удары наносятся из любого положения при первой возможности.

Бесспорно - цель для атаки выбрана удачно. Даже лёгкого касания часто бывает достаточно для причинения весьма серьёзной травмы противнику.

Но.

Все знают об этой болевой точке на теле мужчины, почти все в драках наносят удар в эту область, но довольно редко кто может сказать, что его удар всегда достигал цели и имел желаемое воздействие на противника. Дело даже не в том, сколько времени Вы уделили отработке этого удара на тренировке. Просто, у психически здорового мужчины, трезвого и не наркомана любое агрессивное действие вызывает естественную защитную реакцию. Особенно атака в пах. Причём действие происходит на уровне подсознанию. В нём присутствует и уход с линии удара, и закрытие руками и подставка бедра. Более того, нанося удар Вы проводите движение от себя, Вы вытягиваетесь, а противник - защищаясь совершает движение к себе, собирается, т.е. его движение будет короче и быстрее. В следствии чего достичь желаемого результата ударом в пах часто бывает проблематично. Поэтому делать акцент в тренировочном процессе на отработку данного удара, на мой взгляд, значит заведомо ограничить видение бойцом своих возможностей, возникающих по ходу схватки. А это зачастую грозит поражением.

Далее не следует забывать о последствиях удара в пах и прежде, чем давать установку на отработку подобных действий, тренеру необходимо понимать с каким контингентом он работает и, где будут применяться полученные на занятиях знания его ученики.

Теперь необходимо сказать несколько слов о разработанной Фединым технике метания ножа. Она базируется на тех же принципах, что и рукопашный бой по его школе. Отличительной чертой метания по Федину, является метание абсолютно любого ножа, либо продолговатого предмета в цель с расстояния в 10-15м., без оборота за рукоять. И с расстояния в 20-25м. за клинок в пол оборота. При этом, нет ни какой привязки к форме ножа и расположению центра тяжести. Метание происходит с любой руки, в движении, из-за спины. Нож входит в щит, не зависимо от расстояния, будто по нему молотком ударили и при этом не видно ни каких видимых усилий у бросавшего. Но самое главное достоинство данной техники - доступность в освоении.

Скажу одно, мне понравилось, да так, что захотелось научиться.

После 2-3 часов тренировки под руководством мастера, мы с друзьями, с расстояния в 3-5 метров метали практически всё, что было под рукой: любой нож, отвёртки, гвозди. При чём весь этот арсенал ещё и втыкался в щит. Правда, результат был не столь стабильный как у Юрия Викторовича, но всё равно ЗДОРОВО. Ведь это первое занятие.

Можно много говорить о целесообразности метания ножа в современных условиях проведения спец. операций. Есть доводы "ЗА", есть доводы "ПРОТИВ" метания ножа в бою.

Бесспорно одно, как элемент боевой подготовки, расширяющий возможности военнослужащего, как способ тренировки у бойца уверенности в своих силах - метание необходимо в армии.

Ну а потом по метанию ножа проходят спортивные соревнования, в плоть до чемпионатов мира, и заниматься этим увлекательным видом спорта могут практически все, не зависимо от пола и возраста. И здесь разработка Юрия Викторовича Федина просто незаменима.

Несомненно, будущее рукопашного боя за школами и системами, практикующими волновой принцип движений.

На мой взгляд, школа "Волнового боя" Юрия Викторовича Федина займёт достойное место в арсенале Русских боевых искусств

Начало заседания Вступительная часть доклада Ю.В. Федина. За столом А.А. Половинкин и И.В. Зайчиков
Мастер задумался Демонстрация принципов волновой системы боя
Ближний бой, техника липких рук. Федин Ю.В. и Маломуд М.О. Защитные и атакующие действия
А.С. Тедорадзе, Сагалаков Д.А. В центре Демкин С.Ю. справа Федорцов В.В.
Костенко В.Н. Медведев А.А.
Председатель экспертного совета И.В. Зайчиков Федин, Зайчиков, Костенко специалисты прикладного рукопашного боя
Работа с короткой палкой Метание ножей
Метание производится из любого положения Точность и сила убедительны
Слева направо Сагалаков Д.А. Дамдинцурунов В.А. Участники заседания
Система Orphus

© Copyright "А. Половинкин" 2004-2017