9-е заседание экспертно-аналитического совета МСРРБ

Девятое заседание экспертно-аналитического совета Международного Союза Русского Рукопашного Боя (МСРРБ)

25 января 2007 года состоялось девятое заседание ЭАС МСРРБ. Как и в прошлый раз, оно проходило в конференц-зале Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры (ВНИИФК) и было посвящено слушанию и обсуждению доклада автора системы ножевого боя "Мако" А.Г. Меликджаняна.

В качестве почётных гостей на заседании присутствовали Дёмкин Сергей Юрьевич - вице-президент МСРРБ и Луков Владимир Владимирович - зам. председателя комитета по боевым искусствам федерации комплексного единоборства,

На заседании присутствовали представители телеканала "Звезда" и журнала "Додзё", а также ряд приглашённых гостей.

В качестве действительных членов совета в его работе принимали участие:

  1. Зайчиков Игорь Васильевич - ответственный секретарь ЭАС, автор одноимённой системы прикладного рукопашного боя.
  2. Иванов Михаил Константинович - президент межрегиональной федерации боевого Арнис.
  3. Кан Лаврентий Васильевич - ст. преподаватель кафедры боевой и физической подготовки центра подготовки специалистов по борьбе с терроризмом и экстремизмом.
  4. Перелыгин Вячеслав Иванович - представитель ВФСО "Динамо"..
  5. Половинкин Александр Александрович - к.п.н , президент МСРРБ, председатель ЭАС, автор системы прикладного рукопашного боя СЭБ.
  6. Соснов Сергей Николаевич - директор по международным и внутренним контактам всероссийской федерации кикбоксинга.
  7. Федорцов Владимир Викторович - президент межрегиональной федерации воинского многоборья "Русь".
  8. Шенков Сергей Олегович - вице-президент всероссийской федерации карате Ситорю, представитель всемирной конфедерации карате в России и странах СНГ по школе Ситорю.

В качестве членов совета с совещательным голосом на заседании присутствовали:

  1. Захарова Юлия Викторовна - лейтенант милиции, преподаватель колледжа милиции №1 ГУВД по г. Москве.
  2. В.Н. Костенко - автор системы прикладного рукопашного боя СКАД.
  3. Маломуд Михаил Овсеевич - инструктор "Системы эффективного боя"- СЭБ.
  4. Федин Юрий Викторович - автор "Системы волнового боя".
  5. Удалов Дмитрий Алексеевич - президент федерации кулачного боя "Универсал", автор собственной системы прикладного рукопашного боя.

Отзывы на доклад А.Г. Меликджаняна будут размещаться по мере их поступления.

А.А. Половинкин А.Г. Меликджанян
В.В. Федорцов С.Н. Соснов В.В. Федорцов

Отзыв А.А. Половинкина по докладу А.Г. Меликджаняна

Сначала несколько слов о самом докладчике. Несомненно Арсен Георгиевич (далее по тексту А.Г.), это человек, обладающий огромным практическим опытом. Я имею в виду и его мастерство владения оружием и мастерство работы с оппонентами, и огромный багаж представлений о ситуациях, которые могут возникнуть в ножевом бою. Кроме того, А.Г., как творческая личность, имеет свою, и порой очень оригинальную точку зрения на многие вопросы, связанные с рукопашным боем. Наконец, он, несмотря на свой уже немолодой возраст, находится в прекрасной форме, и готов сам на деле продемонстрировать и свои способности, и возможности разработанной им системы. При этом думаю, что тот уровень техники владения ножом, который способен продемонстрировать автор, можно назвать искусством.

Что касается самого доклада, то, на мой взгляд, в нём А.Г. в большей степени поведал как раз о её возможностях, а не о её сути, я имею в виду технико-тактические принципы на которых она построена и методические основы. Какое-то, более-менее ясное представление о системе "Мако" у меня появилось только после просмотра демонстрационного ролика, и в ходе обсуждения доклада, когда пошли вопросы. Но, естественно, оно далеко неполное. Поэтому, о содержательной стороне системы, её достоинствах и недостатках, выводы делать непросто. Но, тем не менее, попробую пусть даже поверхностно, выразить своё отношение об услышанном.

Первым делом, как положительный момент хотелось бы отметить богатое разнообразие двигательных форм, которые используются бойцами и большую скорость движений. При этом, во всём этом их многообразии присутствует логика. Я имею в виду то, что движения выполняются не хаотично, не только для того, чтобы заполнить пространство перед собой мелькающим ножом, и этим запугать противника, а видно, что все они выверены и аргументированы.

Далее, А.Г. отметил, что одной из отличительных особенностей его школы является то, что здесь, по-своему решается такая важная и сложная проблема, как обучение бойца способности правильного выбора необходимого действия в скоротечных ситуациях боя, когда осознанный выбор сделать невозможно, и работать приходится на подсознании. Однако, к сожалению, А.Г. не раскрыл сути этого подхода, сказав, что он чем-то сродни НЛП (имеется в виду нейро-лингвистическое программирование. А ведь это как раз та проблема, которую решают все единоборцы, независимо от школы и стиля. И не только единоборцы, а и все те, кто находится в ситуациях, требующих быстрого альтернативного выбора, например те же игровики, и даже водители. Поэтому, на мой взгляд, более детальное освещение и обсуждение данного вопроса было бы всем интересно.

Второй особенностью школы "Мако", по словам докладчика, является то, что в ней особое внимание уделяется тактике боя. На вопрос И.В. Зайчикова, что А.Г. понимает под тактикой, он ответил, что тактика, определяет то, какую следует применять технику в зависимости от тех, или иных ситуаций боя. В общем, это вполне общепринятая трактовка.

Но при этом, думаю, необходимо учитывать, величину временного диапазона принятия решений. Если он достаточно большой, то решение может быть принято осознанно. А если он сокращается до определённого предела, то опять же, решение будет приниматься на подсознательном уровне. И тогда получается, что здесь, первая декларированная особенность школы "Мако" смыкается со второй.

Поэтому, на мой взгляд, именно в присутствии определённых психологических технологий, позволяющих выработать у бойца навык построения наиболее адекватных ситуации технических действий, и следует искать главный отличительный признак разработанной А.Г. Меликджаняном школы ножевого боя, а вовсе не в наличии в ней каких- либо оригинальных принципов построения движений, как мы обычно привыкли. При этом, я вовсе не хочу сказать, что с точки зрения двигательных форм школа "Мако" безликая. Напротив, по характеру и рисунку движений она легко узнаваема. Я хочу сказать, что принципы, на которых строятся используемые в ней технические элементы, по крайней мере те, которые я смог идентифицировать, оригинальными не являются. Имеется в виду принцип построения передвижений, принцип выполнения ударов ножом, принцип выведения из равновесия. (здесь следует разделять понятия "принцип" построения движений и "способ" их выполнения) Кстати, насчёт последнего термина. А.Г. упоминал, что им используются некоторые оригинальные способы выполнения перехвата ножа, которые позволяют сделать это быстро, и при этом без риска потерять нож, но которые он, опять же, не показал.

В качестве отступления хотелось бы отметить, что нам пора совместными усилиями решить проблему терминологических разночтений. Дело в том, что докладчики часто каждый по-своему понимают и трактуют такие понятия, как принцип, способ, метод, и т.п. Из-за этого возникают сложности в восприятии докладов.

Возвращаясь к теме доклада А.Г., думаю нельзя не отметить такую интересную затронутую им тему, как бесконтактные воздействия. Интересным показалось объяснение сущности бесконтактных ударов тем, что объект, поверженный определённому психическому воздействию, по сути, этот удар наносит себе сам за счёт спровоцированных этим воздействием вполне физических внутренних движений (заранее приношу свои извинения А.Г. если я его неправильно понял).

При этом, мне показалось некоторым противоречием то, что с одной стороны А.Г. объяснил своё нежелание демонстрировать что либо подобное на совете тем, что его оппонент (а им вызвался быть И.В. Зайчиков) уже знает, что будет подвержен воздействию, и поэтому эффекта не будет. А с другой стороны, на демонстрационном ролике оппонент несколько раз подряд падал от такого воздействия А.Г.

Из своего опыта наблюдений за этим феноменом я сделал вывод, что он работает только тогда, когда противник делает какое-либо выраженное движение, и при этом не контролирует его, т. е. не способен быстро скорректировать движение в случае быстро изменившейся ситуации. В основном это наблюдается тогда, когда мастер работает со своими учениками, да и то не со всеми подряд. В общем, всё это очень интересно, но требует серьёзного изучения.

Далее хотелось бы обратить внимание на точку зрения А.Г., с которой я не согласен. В ответе на вопрос В.Н. Костенко о том проводятся ли у них в школе спарринги, А.Г. ответил, что ничего подобного у них нет. При этом, ненужность спаррингов он объяснил во-первых тем, что спарринг, это ближе к спорту, а они занимаются сугубо прикладной тематикой. Во-вторых, и именно с этим как раз я и не согласен, А.Г. считает при нападении на адепта его школы, никакого поединка не получится, т.к. последний сразу же пресечёт атаку противника, и затем нанесёт ему столько ударов, что тот уже не будет в состоянии что-либо сделать. Вполне допускаю, что если не очень подготовленный человек нападёт на самого А.Г., то именно так оно и будет. Однако, при взаимодействии приблизительно равных противников обычно всё происходит иначе. При попытке защищающегося выполнить какую-либо защиту, нападающий вполне может скорректировать свои действия, снова поставив его в сложное положение. При этом, не факт, что защищающемуся и на этот раз удастся выполнить действие, после которого атаки прекратятся. Т. е. получается, что занимающиеся в школе А.Г. заранее моделируют только одну из вероятностей развития событий, положительную для себя, и при этом не рассматривают другие. На мой взгляд, это является ограничением. Полагаю, что уверенный навык защиты боец может получить только в том случае, когда в его подготовке присутствуют элементы состязательности. Но вполне допускаю, что я неправильно понял А.Г.

В заключение хотелось бы отметить, что в разработанной А.Г. Меликджаняном школе ножевого боя "Мако" присутствует достаточно элементов оригинальности, дающих основания считать её авторской школой. Что касается того, к какой категории её отнести, то скорее всего к категории неадаптированных прикладных систем, основываясь на том, что она носит ярко выраженный прикладной характер, но при этом чётко не определена сфера её применения.

В.И. Перелыгин В.Н. Костенко
Демонстрация техники М.К. Иванов Л.В. Кан

Отзыв И.В. Зайчикова по докладу А.Г. Меликджаняна

О системе МАКО и ее создателе А.Г. Меликджданяне слышал неоднократно, но все отзывы были какие-то неопределенные. В том числе и от нескольких моих учеников, посещавших его тренировки и общавшихся с ним. Поэтому с большим интересом прослушал его доклад и посмотрел его демонстрацию и видеоматериалы.

Сразу оговорюсь, что, хотя сам А.Г. позиционирует свою систему как универсальную, в том смысле, что она не ограничивается ножевым боем, а включает в себя так же бой без оружия, доклад касался только боя ножом, так что о безоружном бое сказать ничего не могу.

Тот вариант боя ножом, который продемонстрировал докладчик, произвел на меня большое впечатление. АГ, без сомнения, мастер высокого класса. Технический и тактический арсенал МАКО - один из наиболее адекватных требованиям реального боя из всех, что я видел. А.Г. грамотно сочетает режущие и колющие удары, дополняя их захватами и толчками. Подобные вспомогательные действия встречаются и в других системах, но там, сплошь и рядом, они производят впечатление чего-то чужеродного и только мешают работе ножом. У А.Г. эти действия органично вплетаются в технику и реально помогают бойцу решить основную задачу - поразить объект ножом. А.Г. широко и гибко использует маневрирование, его маневры оправданны тактически, стремительны, при этом просты в исполнении и правильно построены - даже у начинающих не вызывают потери равновесия. Связки разнородных ударов ножом, вспомогательных приемов и маневров рациональны с точки зрения биомеханики и функциональны с точки зрения логики боя ножом.

Одной из самых привлекательных черт системы МАКО является то, что она не требует каких-то выдающихся физических качеств и доступна для любого человека.

В своем выступлении А.Г., по-моему, не упоминал, но, из видеоматериалов для меня ясно, что в ходе боя он учитывает особенности театра и использует их в своих целях.

А.Г. Меликджанян один из немногих встречавшихся мне мастеров рукопашного боя, кто упоминал о боевой задаче, которую любой боец решает в ходе схватки, хотя сам термин ''боевая задача'' в его докладе и не присутствовал. Это - существенный момент, который положительно характеризует А.Г. как автора боевой системы. Хотя он не до конца реализовал принцип боевой задачи в своей системе, о чем я скажу ниже.

Когда я задал А.Г. вопрос, какое содержание он вкладывает в понятие тактика, то сразу получил четкий ответ, что свидетельствует о том, что у А.Г. этот вопрос продуман. Хотя, по моему убеждению, взгляд А.Г. на тактику страдает односторонностью, тем не менее, у него, в целом, правильное понимание тактики как системы разнохарактерных действий, обеспечивающих наибольшую эффективность технических приемов. (О моих претензиях к трактовке А.Г. понимания тактики я скажу ниже.) В рамках его представлений, тактическая схема боя ножом у А.Г. вполне реалистична. Он учитывает вооружение, телосложение, перемещения, характер движений и перемещений, а так же манеру боя противника и строит свои действия с учетом этих характеристик, что абсолютно правильно.

Интересно и правильно деление объектов на типы по манере боя, правда, и здесь у меня есть возражения относительно того, как А.Г. реализует этот подход.

Положительным, по моему глубокому убеждению, является так же критическое отношение А.Г. к метанию оружия.

С моей точки зрения, безусловно, положительным в подходе А.Г. Меликджданяна к рукопашному бою, является и то, что он отрицает всяческую "энергетику", эзотерику и прочие сомнительные заумности. Даже неконтактное воздействие, которое А.Г. пытается практиковать (и в которое я напрочь не верю), он объясняет с рационалистических позиций.

Абсолютно правильным считаю и то, что А.Г. отрицательно относится к использованию на тренировках боевого ножа, и полностью разделяю его доводы.

Теперь о том, что вызвало у меня сомнения.

ОБЩЕЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ СИСИСТЕМЫ

Хотя в высказываниях А.Г.Меликджаняна и присутствовала идея боевой задачи, более или менее полной реализации в технике, в тактике и тренировочной методике она не нашла. По сути дела, все тренировочные эпизоды, которые мы увидели по видео и то, что А.Г. показал лично, был бой на уничтожение. Это притом, что его ученики - люди гражданские либо сотрудники МВД, которым такой вид боя не нужен по определению. Бой в условиях гражданской самозащиты, когда перед исполнителем стоит задача не уничтожить противника, а остановить его нападение, пусть жестко, но действуя в рамках закона, в системе присутствует, однако он не выделен как самостоятельная боевая задача. Гораздо хуже обстоит дело с боем на задержание, который отсутствует напрочь. Хотя задержание с помощью ножа возможно, и задача эта для мастера очень интересна. Перечисленные недостатки проявляются и в тактике, и в тренировочной методика. В технике это проявляется только в отношении боя на задержание - соответствующих приемов я не увидел.

ТЕХНИКА

Если говорить о технике системы А.Г. в целом, то она достаточно хороша для боя на уничтожение, приемлема для боя в условиях гражданской самозащиты и полностью не покрывает потребностей боя на задержание.

Режущие удары у А.Г. базируются на движениях лучезапястного сустава. Но кистевые движения ведут к слабому захвату оружия. Это было очевидно в ходе демонстрации и видеопоказа - А.Г. выбивал у партнера нож даже не очень сильным ударом. Это общая проблема всех систем ножевого боя, где используется подобная техника - свободная работа лучезапястного сустава возможна только при отсутствии жесткого захвата рукояти. То же самое и в спортивном фехтовании - отсюда сложные формы рукоятей спортивного оружия, чтобы обеспечить надежное удержание без жесткого хвата, закрепощающего лучезапястный сустав. Отсутствие таких рукоятей у боевого оружия при использовании подобной техники ведет к слабому хвату.

Недостаточно эффективна техника секущего удара. Здесь я вижу два фактора.

Первый. Секущий удар, в отличие от режущего, должен сразу прорубить, рассечь одежду и ткани тела объекта на максимальную глубину и разрезать их на второй фазе удара. Достичь этого можно либо за счет высокой скорости удара, либо за счет большой силы, приложенной к клинку, либо, что наиболее эффективно, сочетанием этих двух качеств. У А.Г. рассекание одежды и тела достигается за счет кинетической энергии, полученной за счет длинны траектории удара. Но это все равно скорее режущий удар, чем секущий. Недаром не только у меня, но и других членов ЭАС все время возникал вопрос, а если не объекте телогрейка или что-то в этом роде? Режущий удар даже по убойной зоне далеко не всегда эффективен. Я об этом неоднократно говорил и писал, в т.ч. и в отзывах для ЭАС. Хочу подтвердить свою точку зрения таким фактом. Я видел видеоматериалы, отснятые чеченскими боевиками, где они расправляются с нашими пленными. В нескольких эпизодах они пытались перерезать пленному горло сбоку, в районе прохождения сонной артерии. Наносилось несколько ударов, но раны получались недостаточно глубокими, человек не умирал и пытался освободиться. Во всех случаях жертве были вынуждены, в конце концов, наносить глубокий колющий удар в боковую поверхность шеи с последующим вспарыванием раны, после чего в течение нескольких секунд человек терял возможность двигаться, а затем наступала смерть. Конечно, этот пример не очень корректен. В указанных случаях у режущего удара кинетическая энергия практически отсутствовала, но разрез старались нанести изо всех сил, это было ясно видно.

Второй фактор. При технике, которую использует А.Г., удар будет иметь необходимую силу, только если его траектория достаточно длинна. Но удар по длинной траектории требует слишком много времени, и мишень, за то время, что нож сближается с нею, значительно изменит положение. Значит, возникает проблема не просто точности удара, а способности исполнителя взять правильное упреждение, как при стрельбе по движущейся мишени либо скорректировать траекторию удара в зависимости от перемещения мишени. Сам А.Г. наносит удар достаточно быстро и точно - попадает в район лучезапястного сустава движущейся руки, правда, движущейся недостаточно быстро. Но для менее опытного бойца нанести точный удар по движущейся мишени (руке) с такой дистанции будет весьма проблематично. Да и по горлу тоже - объект имеет время на реакцию. Кроме того, остается вопрос силы удара, о чем я говорил выше. С малой дистанции при данной технике глубоко рассечь мишень не удастся. Это особенно актуально, если объект одет в толстую многослойную одежду или для удара по суставу - мало того, что необходимо попасть точно в суставную щель, закрытую тканями тела объекта и одеждой, что само по себе мало вероятно, клинок должен проникнуть достаточно глубоко и перерезать связки, для чего необходима значительная энергия. В тоже время секущий удар, выполненный в правильной технике, позволяет не только прорубить практически любую одежду, но и глубоко разрубить кисть или предплечье, что вынудит объект выпустить оружие.

В тех видеоматериалах, которые были нам показаны и во время демонстрации, не было ни одного случая, когда А.Г. наносил объекту удары ногой в пах и только один раз он показал крайне сомнительный удар в ноги, хотя при противодействии вооруженному человеку эти действия крайне эффективны. Сам А.Г. стоит так, что пах у него полностью открыт. Тот единственный удар ногой, который показал А.Г. - удар коленом по своду стопы при резком опускании на колено, скорее даже падении на колено, мало реален - попасть трудно, а в случае промаха неизбежен сильный ушиб колена, что серьезно ограничит боевые возможности исполнителя. Приходится делать вывод, что техника ударов ногами у А.Г. проработана недостаточно.

ТАКТИКА

Выше я писал, что у А.Г. Меликджаняна имеется четкое, хотя и одностороннее, представление о тактике боя. Односторонность его представления заключается в том, что он не связывает тактику с боевой задачей. Основной функцией тактики является выбор наиболее эффективного пути решения боевой задачи. Сюда, в первую очередь, входит выбор технического арсенала, характера перемещений, учет сопутствующих факторов. Во вторую очередь тактика должна обеспечить наиболее рациональное применение не приемов вообще, а именно отобранного технического арсенала. Отсутствие первой функции тактики у А.Г. особенно наглядно проявляется в видеоматериалах. По обстановке и участникам все показанные в них эпизоды - гражданская самозащита в чистом виде. Технический арсенал, который использует А.Г. в этих эпизодах, в основном, соответствует этой задаче - длинные режущие удары по зонам, где подобная рана не вызовет кровотечения, представляющего непосредственную опасность для жизни, либо удары затыльником рукояти в голову. После нескольких таких ударов объект будет не способен вести бой. Но каждый из показанных эпизодов А.Г. завершал одним или несколькими колющими ударами в, безусловно, убойные зоны - горло, пах, живот, в том числе в печень. Такая тактика годится только для боя на уничтожение, но недопустима для гражданской самозащиты. Тактика боя на задержание в системе А.Г. отсутствует, как и сам этот вид боя. Все это является серьезным недостатком представленной системы; этот недостаток проявляется и в методике тренировок, о чем скажу в своем месте.

МЕТОДИКА

А.Г. постоянно говорил, что у него имеется разработанная методика подготовки бойцов, в том числе и по ножевому бою, однако, ничего конкретного по этой теме не сказал, за исключением совершенно справедливого замечания о невозможности серьезных тренировок с боевым оружием. Однако представленные видеоматериалы позволяют составить достаточно подробное представление о тренировочной методике. Отталкиваясь от этого, можно сделать некоторые выводы.

В тренировочной методике отразился недостаток, о котором я говорил выше - отсутствие связи тактики с боевой задачей. Вся отработка строится на уже отмеченной тактической схеме: после серии режущих ударов, которые лишают объект возможности вести бой, но не ведут к тотальной кровопотере, наносится колющий удар в убойную зону. Такая последовательность действий оправдана только для отработки боя на уничтожение, но она порочна для других видов боя, в которых не ставится задача убить противника. Если отрабатывать такой алгоритм на тренировке, то и в бою, где стресс ограничивает, а то и отключает сознание, и на первое место выходят координационные навыки, исполнитель будет действовать точно так же.

Еще один недостаток тренировочной методики, который бросается в глаза - отработка без силового сопротивления партнера. Те чудеса, что А.Г. делал со своими напарниками, возможны, только если те не сопротивляются. Это производит впечатление на демонстрациях и тренировках, но для реального боя такая методика смерти подобна. Если на тренировках привыкнешь к отсутствию силового сопротивления, то не будешь готов к сопротивлению реального противника в бою.

Указанные недостатки свидетельствуют, что тренировочная методика у А.Г. продумана недостаточно.

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Ряд своих утверждений А.Г. не подтвердил показом либо более или менее подробными объяснениями, поэтому такие утверждения осталось голословными. Хочу остановиться на трех из них: во-первых, на бесконтактном воздействии, во-вторых, на определении характера манеры боя объекта по его внешнему виду и, в-третьих, на тренировочной методике, строящейся на тех же принципах, что и нейролингвистическое программирование.

Уже не первый раз встречаюсь с утверждениями, что кто-то способен физически воздействовать на человека - поражать его "энергетическим ударом", вызывать его падение - не вступая с ним в физический контакт, но еще никто не согласился продемонстрировать эту способность на мне. Причина отказа у всех одна и та же: я, дескать, знаю, что на меня будет оказано такое воздействие, готов к этому, и потому оно на меня не подействует. А.Г. так же отказался демонстрировать бесконтактное воздействие на мне и привел те же причины отказа. Убежден, что боевого бесконтактного воздействия в указанной выше форме в реальности не существует. Для такого утверждения у меня есть два довода. Первый. Те его ученики, на которых он это воздействие демонстрировал, да и те, на ком его отрабатывают, так же знают, что на них оказывается это пресловутое воздействие, и, тем не менее, оно, вроде бы, работает. Так что же мешает продемонстрировать его на мне? Второй довод. Даже если такое воздействие возможно, серьезный противник будет к нему готов и, значит, на него это не подействует. Так зачем же тратить время на отработку неэффективной методики? Механизм так называемого бесконтактного воздействия достаточно прост и хорошо известен в психологии. Внушаемого человека можно спровоцировать своими телодвижениями на ответные телодвижения. Но если в нужный момент резко изменить направление и скорость своих телодвижений, то такой человек может потерять равновесие и покачнуться, а если у него вдобавок замедленная, отсроченная реакция и недостаточная координация, даже упасть. Это годится для циркового номера, но не для реального боя. По моему убеждению, такое бесконтактное воздействие как боевая методика либо искреннее заблуждение, либо прямое шарлатанство. При этом реальное бесконтактное воздействие в бою присутствует сплошь и рядом - это любое обманное движение, вызвавшее реакцию объекта.

Деление людей по манере ведения боя на типы совершенно правильно. У нас так же имеется подобное деление, даже термины совпадают; только мы выделяем шесть тактических схем (вариантов боевого поведения, манер ведения боя): атакующая, контратакующая, обороняющаяся, выжидающая, провоцирующая и заманивающая, причем каждая из них имеет несколько вариантов. Но утверждение А.Г., что можно мгновенно определить характер манеры ведения боя объектом по его внешнему виду критики не выдерживает. Приведу такой пример. В спецслужбах имеются (во всяком случае, мне известно, что в КГБ такая лаборатория имелась) специалисты-психологи, которые по поведению человека могут с высокой степенью точности определить, кто из группы подозреваемых является предателем. Но делается это на основе тщательного анализа фото- и видеоматериалов или данных наблюдения, данных опросов подозреваемых и их окружения и изучения их биографий. Да и точность не стопроцентная. Здесь важно то, что вывод делается на основе комплексного анализа поведения подозреваемого, а не по его внешнему виду. То же можно сказать и об определении непосредственно перед боестолкновением манеры боя ножом, которую избрал объект. Сделать это можно, но никак не по чертам его внешности, как утверждает А.Г., а по его поведению - характеру стойки, передвижений, хвата оружия.

Свои конкретные замечания о тренировочной методике в системе МАКО я уже высказал выше, теперь остановлюсь на общих принципах. А.Г. в своем выступлении неоднократно упоминал, что вся его тренировочная методика построена на некоем принципе, аналогичном методу нейролингвистического программирования. Как я понял, заключается это в том, что тренировочные задания, которые выполняют курсанты, и которые мы видели во время видеопоказа, вырабатывают у них не те качества, которые вытекают из упражнений, которые они делают, а какие-то другие качества, о природе которых А.Г. ничего конкретного не сказал. Не объяснил он и того, какие психологические и физиологические механизмы используются для достижения этой цели, за исключением упомянутой ссылки на нейролингвистическое программирование. Допускаю, что А.Г. эмпирически нашел какой-то новый метод тренировки, который он держит в секрете. Тем не менее, все это выглядит не очень внятным, и доверия не вызывает.

Не убеждает и ссылка на нейролингвистическое программирование. Сам по себе этот метод вовсе не всесильный инструмент. Если бы это было так, то все проблемы с воспитанием и перевоспитанием людей разного возраста были бы решены. Если отбросить рекламу и сказки, то метод нейролингвистического программирования заключается в том, чтобы в разговоре с человеком подобрать те слова, которые соответствуют характеру восприятия собеседником внешнего мира и таким образом снизить критичность восприятия им Вашей речи. Для большей эффективности нейролингвистическое программирование должно дополняться другими приемами манипулирования, в первую очередь гипнотическими. Но в любом случае, даже опытные психологи-практики, использующие этот подход, редко добиваются долгосрочного успеха, связанного со стойким изменением поведения человека.

ВЫВОД. Ножевой бой по системе МАКО имеет, в целом, эффективный и не требующий от исполнителя чрезвычайно физического развития арсенал технических и тактических приемов нападения и защиты, а так же приемлемую тренировочную методику. При этом и техника, и тактика, и тренировочная методика имеют ряд пробелов, ограничивающих применение данной системы. В частности, недостаточно, разработаны бой в условиях гражданской самозащиты и работа ногами, не разработан бой на задержание, требует совершенствования техника секущего удара. Кроме того, техника, тактика и тренировочный процесс излишне усложнены за счет коммерчески привлекательных, но бесполезных в реальном бою, элементов. В первую очереди сюда относятся бесконтактное воздействие, определение характера боевого поведения объекта по его внешнему виду и, возможно, таинственная тренировочная методика, аналогичная нейролингвистическому программированию. При условии доработок и дополнений в технике, тактике и методике тренировок в указанных направлениях, а так же избавления от указанных коммерческих элементов, ножевой бой по системе МАКО пригоден для подготовки военнослужащих и сотрудников спецподразделений МО и органов охраны правопорядка для выполнения ими служебно-боевых задач, а так же частных лиц для целей гражданской самозащиты.

Начало экспертного совета Общее фото

Отзыв Соснова С. Н. по докладу А.Г. Меликджаняна

Опять, как и в предыдущем случае (со СКАД В.Н. Костенко), написание отзыва о Системе ножевого боя "Мако" Арсена Георгиевича Меликджаняна стало для меня довольно трудной задачей, так как автором была описана его система, но почти ничего не было рассказано конкретно и в деталях, чтобы можно было, имея фактические основания, судить о бесспорных достоинствах или недостатках этой системы, сравнивать ее с другими аналогами.

И это при том, что доклад был достаточно продолжительным, живым и интересным, а главное, - очень жданным и востребованным, поскольку тема ножевого боя является очень важной, актуальной и неисследованной, не только для обывателя, желающего обезопасить себя в быту, но и для силовиков, для которых владение или невладение данным оружием имеет жизненное значение.

При рецензировании этого доклада возникает неловкая дилемма: с одной стороны, по-человечески, вроде бы нет никаких причин, а тем более, желания не доверять всему тому, что нам рассказывал уважаемый и очень обаятельный докладчик, посвятивший теме ножевого боя всю свою жизнь. Да и те редкие фрагменты его техники, что были им показаны, впечатляют быстротой, оригинальностью и бесспорной виртуозностью исполнения.

Но с другой стороны, ФАКТИЧЕСКОГО материала, в виде подробного показа и разбора техники и тактики, для более-менее целостного анализа и заключения по поводу техники и тактики данной системы у меня нет (говорю, для корректности и максимальной объективности, только за себя).

Нет, потому что автор и не скрывал, что он не желает раскрывать конкретные детали техники и тактики, из которых состоит его метод. А без фактического материала, остается опираться только на СЛОВА автора. И потому, мой отзыв предлагаю считать весьма приблизительным впечатлением о системе ножевого боя "Мако".

Из рассказа А.Г. Меликджаняна следует, что прежнее название данного метода - Система тактического ножевого боя. И загадка появляется уже в самом названии: а что значит здесь термин "тактический"? Но затем, система была переименована в Систему ножевого боя "Мако", по имени одной из пород акул, отличающихся скрытностью и стремительностью нападения и особой агрессивной настойчивостью в достижении победы над жертвой. Данные качества, по словам автора, характерны и для его подхода к ножевому бою.

Отличия Системы от многих других систем и методов начинаются уже с самого подхода к обучению: как и в случае со СКАД В.Н. Костенко, первоочередным предметом обучения являются не отдельные приемы, а основополагающие общие принципы, которые и обуславливают выбор и конкретную форму приема в каждом случае боевой ситуации.

И это представляется выгодным отличием, по сравнению с большинством школ боевых искусств, так как чисто логически, это должно радикально сократить время обучения учеников данному методу, так им не придется, годами, блуждать в неведении относительно ключевых моментов, "секретов" школы, (как это принято в большинстве традиционных дальневосточных стилей каратэ и тэквондо). Вместо этого, ученики сразу получают ключи к доскональному овладению данным методом, а осознанное исполнение, понимание, ЧТО, КАК, а главное - ПОЧЕМУ и ДЛЯ ЧЕГО надо делать, должно повышать эффективность обучения в разы, если вообще возможно судить об этом в количественных категориях.

Также, очень интересным и прогрессивным методом обучения в системе "Мако" представляется такой способ донесения информации до ученика, когда инструкции тренера попадают ("записываются") напрямую в подсознание, минуя интеллект.

Легенды о таком способе обучения я слышал еще от своих первых учителей по каратэ. Звучит это очень эффектно, можно сказать, фантастически. Особенно учитывая те обстоятельства, что я так и не видел, чтобы кто-то из говорящих об этом когда-нибудь применил этот способ, я также не знаком с теми (за исключением самих говорящих об этом), кто сам на себе испытал эффективность этого метода. Да и сам рассказ об этом методе вызывает много вопросов и подозрений, что это не более чем спекуляции с модными терминами из сферы психологии, в которой, как известно, каждый "сам себе психотерапевт", и можно говорить все что заблагорассудится, благо, что все равно никто не проверит, потому что никто в этом не разбирается. А если все же кто-то проверит и не согласится, то всегда можно его бить его же оружием, по принципу "сам: не разбираешься в психологии". А там - кто их авторитетно рассудит, коль если уж "светила" психического жанра никак не договорятся между собой о том, кто из них шарлатан, а кто действительно что-то понимает, то для нас с вами, - не специалистов, - и подавно, всегда открыты возможности очаровать кого-то более легковерного, чем мы сами, рассуждениями о таинственном и чудодейственном.

Поэтому, очень жаль, что уважаемый докладчик не посвятил нас в подробности данного метода.

Активное манипулирование противником. Здесь, к счастью, "чудес" нет, все реально и применимо, но это умение, пожалуй, одно из самых главных, знания о котором собираются буквально по крупицам, на протяжении всей жизни. Если такое знание преподается в системе "Мако", то это также должно поставить данный метод в ряд наиболее продвинутых в данной области, так как часто именно этому компоненту подготовки не учат или не могут научить во многих и многих школах боевых искусств. Опять, остается только сожалеть, что автор не поделился c нами своими секретами на этот счет.

Специальное дыхание. Опять, очень важная вещь, и абсолютно реальная. Существует множество различных дыхательных техник, и для меня это не сказки. И очень интересно было бы узнать, какую именно из них, а может быть, даже, какую-то свою, оригинальную, технику использует сам автор системы "Мако": Но, все те же "увы и ах" - по поводу его нерасположенности рассказать нам что-либо подробно.

Очень хорошее впечатление производит, также, разработанная система классификации психотипов противника, а также типов действий ножом. Можно с чем-то поспорить, как, например, с тем, что "контратакующий" и "выжидающий" типы противников (терминология автора) - суть одно и то же, или очень близкое, но это, на мой взгляд, не является принципиальным разногласием, а лишь различия в некоторых терминах. Гораздо важнее отметить, что такая детализация есть результат вдумчивой практической и теоретической работы, анализа и творческого подхода автора к своей теме.

И меня еще больше укрепляет в этом впечатлении то, что автор трактует возможности ножа гораздо шире, чем просто орудие атаки. Арсен Георгиевич Меликджанян рассказал, что он применяет нож и как инструмент для вспомогательных, порой, непривычных, функций.

Так, нож в системе "Мако" используется как рычаг, для увеличения усилия ряда действий, направленных не на ранение или уничтожение, а и для обезоруживания и нейтрализации противника. Очень заинтересовало и упоминание о возможности применения ножа как вспомогательного средства при схватке с борцами.

Но: печальным рефреном, приходится вновь и вновь повторять, что дальше ссылок и упоминаний, уважаемый Арсен Георгиевич не пошел в описании многих и многих важных элементов своей системы.

В заключение, несмотря на все "препоны и рогатки" и скуднейшую фактическую информацию, сложилось впечатление, что данная школа ножевого боя, а главное - ее автор - являет собой очень интересное, сложное и оригинальное явление, достойное гораздо более широкой популяризации среди специалистов в данной области, и заинтересованных ведомств.

С.О.Шенков Ю.В. Захарова
Ю.В. Федин

Отзыв Иванова М.К по докладу А.Г. Меликджаняна

Школа ножевого боя "Мако", созданная Арсеном Георгиевичем Меликджаняном, давно вызывает споры среди специалистов по боевым искусствам. Поэтому доклад Арсена Георгиевича был для меня, как человека занимающегося ножевым боем, особенно интересен. Сразу хотелось бы отметить яркий стиль доклада и несомненное мастерство самого А.Г. Меликджаняна.

Докладчик подробно рассказал о характерных особенностях своей школы, ее отличиях от других школ ножевого боя, своих подходах к технике, тактике и методике. К сожалению, в докладе практически не прозвучали конкретные описания принципов и методик, что, в сочетании с неизбежно короткой демонстрационной частью, заставляет писать данный отзыв при явной нехватке фактического материала для этого. Что вполне может сказаться на достоверности сделанных выводов.

Итак, Школа ножевого боя "Мако" является системой, составленной из приемов и способов боя, которые автор получил из различных источников, объединенной его личным опытом.

Основными достоинствами школы "Мако", на мой взгляд, являются следующие:

  • Первым, очень важным и принципиально отличным от многих других направлений, является то, что Арсен Георгиевич огромное значение придает тактике ведения поединка. Технический арсенал формируется как следствие той задачи, которая стоит перед бойцом и определяется многим факторами, в частности, такими как психотип и телосложение противника, его вооружение, одежда и т.д. Повышенное внимание к тактике боя является одним из самых важных отличий школы "Мако" от других подобных школ.
  • В обучении большое внимание уделяется принципам ведения боя и умению действовать в различной обстановке, разыгрыванию "реалистичных сценариев". Большой интерес представляет, например, практика работы с группой противников уже на начальных этапах обучения.
  • Богатый технический арсенал школы. Удары подразделяются на атакующие и оборонительные, различаются по технике нанесения (встречные, сопровождающие, догоняющие). По утверждению автора, есть техники боя при ранении, на земле и на коленях, техники обезоруживания, захватов, фиксации, работа против борца. Существуют техники защиты от противников с различными видами оружия, без оружия, с парным оружием, группы противников, соответственно есть и техника работы группой и с различными видами оружия.
  • Манипулирование противником и программирование его на выполнение заданных действий.
  • Наличие специальных дыхательных техник. Важность постановки правильного дыхания известна всем, однако многие системы, позиционирующие себя как системы реального боя, не уделяют этому достаточно внимания.

Наряду с несомненными достоинствами, следует отметить ряд моментов, которые вызвали у меня сомнения.

Во-первых, это касается системы движений. К сожалению, ни из доклада, ни из демонстраций не было ясно, существует ли в школе собственная (или заимствованная) система движения (пресловутый "движок") и на чем она основана. Как уже указывалось, в школе "Мако" существует очень большой технический арсенал. Применение подобного количества техник может быть эффективно только при наличии хорошо разработанной двигательной базы. Иначе этот арсенал может начать работать против самого бойца.

Во-вторых, остались не ясными принципы построения ситуационного тренинга. Его наличие, как отмечалось, несомненный плюс, однако ситуационный тренинг должен быть направлен на развитие у обучающегося способности действовать в нестандартных и быстро меняющихся обстоятельствах. Приведенные демонстрации невольно создают впечатление, что в школе существует некий набор "трюков" для различных ситуаций, что явно недостаточно для надежной самозащиты.

В-третьих. Нацеленность на завершение боя "летальными" ударами. Это сильно сокращает возможности применения данной системы для гражданской самообороны.

Четвертое. Тактика школы учитывает психотип противника. Это, безусловно, является положительным моментом, однако вызывает сомнения действенность методики по быстрому выявлению психотипов. И в первую очередь, то, что очень трудно определить как поведет себя противник не вообще (типичное для него поведение), а в данной конкретной ситуации.

Пятое - сомнительными являются и утверждения, что данная школа позволяет вести бой с превосходящим по силе и технике противником.

Шестое - использование в технике уходов вниз и перевод боя в положение лежа. Резкое понижение уровня может быть неожиданным для противника, однако и самого исполнителя ставит в весьма уязвимое положение, а бой с ножом в положении партера плохо контролируем и, по моему мнению, его следует всячески избегать.

Седьмое - расслабленный хват ножа и смена хватов непосредственно в процессе боя. При демонстрациях было видно, как легко вылетает нож из рук.

Следует отметить и такое качество данной школы как невозможность обучения в сжатые сроки. Впрочем, это отмечал и сам Арсен Георгиевич в своем докладе. Вообще вопросы методики обучения не получили достаточного освещения в докладе А.Г. Меликджаняна (как, впрочем, и у предыдущих двух докладчиков). Применение же методов нейролингвистического программирования, на которое указывал Арсен Георгиевич, я не считаю возможным обсуждать, так как не обладаю достаточной компетенцией в данном вопросе.

В целом, школа "Мако" в чем-то напомнила мне такое популярное направление филиппинских боевых искусств как Саёк Кали. И в той и в другой системе отсутствует практика спаррингов "нож на нож". В большинстве случаев рассматриваются ситуации внезапного столкновения и способы выхода из этой ситуации. Вторая общая черта - это нанесение множественных повреждений противнику при постоянной смене углов и уровней атаки. Что отличает эти стили друг от друга, так это то, что Саёк - это хорошо структурированная и методически разработанная коммерческая школа. А школа "Мако" несет на себе отпечаток яркой личности своего создателя. Свои плюсы и минусы есть и того и у другого подхода, однако, даже при наличии сходства с другими системами в частностях, в целом школа "Мако" является абсолютно оригинальной.

Школа, на мой взгляд, может быть отнесена не к прикладным системам, а к боевым искусствам, со всеми их достоинствами и недостатками.

Школа ножевого боя "Мако" А.Г. Меликджаняна является прекрасной системой саморазвития и имеет хорошие перспективы для широкого распространения именно как оригинальное боевое искусство.

Система Orphus

© Copyright "А. Половинкин" 2004-2017