10-е заседание экспертно-аналитического совета МСРРБ

Десятое заседание экспертно-аналитического совета Международного Союза Русского Рукопашного Боя (МСРРБ)

25 марта 2007 года состоялось десятое заседание ЭАС МСРРБ. Оно проходило в конференц-зале Всероссийского научно-исследовательского института физической культуры (ВНИИФК) и было посвящено слушанию и обсуждению доклада руководителя традиционной школы Русского рукопашного боя "Любки" А.Г.Гудкова.

В качестве почетного гостя на заседании присутствовал заместитель руководителя школы ножевого боя "Толпар" Любин Кирилл Александрович

В качестве действительных членов совета в его работе принимали участие:

  1. Зайчиков Игорь Васильевич - ответственный секретарь ЭАС, автор одноимённой системы прикладного рукопашного боя.
  2. Меликджанян Арсен Георгиевич - автор школы ножевого боя "Мако"
  3. Перелыгин Вячеслав Иванович - руководитель центра рукопашного боя ОГО ВФСО "Динамо"..
  4. Половинкин Александр Александрович - к.п.н , президент МСРРБ, председатель ЭАС, автор системы прикладного рукопашного боя СЭБ.
  5. Соснов Сергей Николаевич - директор по международным и внутренним контактам всероссийской федерации кикбоксинга.
  6. Сучилин Николай Георгиевич - доктор пед. наук, профессор, заведующий лабораторией биомеханики института фундаментальных и прикладных проблем физической культуры и спорта.
  7. Федорцов Владимир Викторович - президент межрегиональной федерации воинского многоборья "Русь".
  8. Шинков Сергей Олегович - вице-президент всероссийской федерации карате Ситорю, представитель всемирной конфедерации карате в России и странах СНГ по школе Ситорю.

В качестве членов совета с совещательным голосом на заседании присутствовали:

  1. Захарова Юлия Викторовна - лейтенант милиции, преподаватель колледжа милиции №1 ГУВД по г. Москве.
  2. В.Н. Костенко - автор системы прикладного рукопашного боя СКАД.
  3. Маломуд Михаил Овсеевич - инструктор "Системы эффективного боя"- СЭБ.
  4. Удалов Дмитрий Алексеевич - президент федерации кулачного боя "Универсал", автор собственной системы прикладного рукопашного боя.

Отзывы по докладу А.Г. Гудкова будут размещаться по мере поступления.

А.Г. Гудков рассказывает о школе 'Любки' Доклад А.Г. Гудкова сопровождался демонстрацией техники с помощью ассистентов

Отзыв А.А Половинкина о выступлении А.Г. Гудкова.

С Алексеем Григорьевичем мы знакомы, наверное, уже года три, поэтому суть того, что он делает, в значительной степени для меня итак была известна. К тому же. книгу о Любках недавно прочитал.

Могу сразу сказать, что сама идея Любков, драться так, чтобы не калечить друг друга, мне близка и понятна. На мой взгляд, это особое состояние непохожее ни на спортивные поединки, ни на реальные драки. В первом случае у каждого из соперников стоит задача во что бы то ни стало доказать свое превосходство, во втором - к этому добавляется ещё злоба и ненависть. Здесь же этого ничего нет, по крайней, мере, ни злобы, ни ненависти. Хотя соперничество, в какой то степени проявляться может. Но на первый план оно, всё-таки не выходит, на первом плане чувство партнёра и чувство движения, его гармонии. То есть, стремление делать всё точно и не ошибаться. Наверное, это чем-то похоже на игру в пляжный волейбол, где стоит задача, чтобы мяч как можно дольше был в воздухе, но при этом игроки периодически обостряют ситуацию, гася мяч, и тем самым, усложняя условия действий для того, кто будет его принимать.

Конечно, сторонники жёсткой рубки могут возразить, зачем это нужно, уж драться, так драться, чтобы было всё конкретно, и понятно, кто сильнее. На это, в свою очередь. можно привести, по крайней мере, два контраргумента. Во-первых, в том случае, если, совершенствуя навыки противоборства, боец будет делать ставку не на стремлении сокрушить противника грубой силой, а на стремлении обыграть его точными действиями, то мягкая работа методически оправдана. Во-вторых, работа, выражаясь "по любковски" "на любки", на мой взгляд может доставлять определённое удовольствие.

Теперь хотелось бы несколько слов о традиции в Русских боевых искусствах. До сих пор идут споры, а было ли вообще некое боевое искусство у Русских. Некоторые считают, что все традиционные школы Русского рукопашного боя являются новоделами, и придумали их люди, которые до этого позанимались восточными единоборствами. На первый взгляд, у них есть основания для таких подозрений. На самом деле, ведь можно задать такой вопрос: "А почему, собственно, стиль Скобарь достался в наследство только одному человеку - А. Грунтовскому, Буза тоже одному - Г. Базлову, ну и Любки, тоже одному - А. Шевцову, который, как я понял из его книги, явился инициатором развития этой школы?" Если это действительно была традиция, то удивительно, почему она свернулась практически до нуля. Скорее всего, точного ответа, как оно было на самом деле, мы не получим. Но как мне кажется, дело в том, какой смысл мы вкладываем в понятие "школа" применительно к боевому искусству. Думаю, что школ в восточном понимании на Руси не было. Не было ни сифу и сэнсеев, ни учеников, ранжированных по разрядам (поясам и т.п.), не осталось и трактатов, в которых подробно расписана техника. А что было? А было просто умение хорошо драться, и были, соответственно носители этого умения. Но это были ведь простые люди, по большей части даже неграмотные, потому что аристократия у нас никаким мордобитием не занималась. Поэтому, вполне вероятно, что, не будучи структурированной и описанной, традиция рукопашного боя просто тихо угасла вместе с угасанием старорусского деревенского уклада жизни. Найдите, например, в современной деревне девушку, которая умеет прясть, ткать, выпекать хлеб в русской печи. Куда делось это, можно сказать, искусство ведения домашнего хозяйства? Но здесь хотя бы остались "вещественные доказательства" этой деятельности в виде прялок и вышитых нарядов в музеях. С искусством боя сложнее. Оно уходит вместе с человеком. Поэтому говорить о том, что вообще ничего у нас не было, думаю не правильно.

Что касается того странного факта, что все лидеры школ традиционного Русского рукопашного боя вышли из восточных единоборств, то здесь, на мой взгляд, тоже нет ничего странного и противоречивого. Выше я уже отмечал то, что школ единоборств, в восточном понимании, в старину у нас не было. А когда уже к концу 20-го века к на пришли восточные единоборства, то, по сути, мы познакомились с новой для нас системой передачи знаний в этой области, и как мне кажется более эффективной чем та, что была, когда то, у нас. Поэтому, те из наших, кто прошел восточные школы, и затем увлекся Русским боевым искусством, во многом перенесли сюда усвоенные ранее организационные принципы. И в этом нет ничего плохого. Теперь мы имеем своих лидеров эквивалентных сэнсеям. Таким образом, думаю, что полученные в восточных школах представления об их структуре помогли нашим соотечественникам построить свои школы, но основанные уже на Русской традиции. Не случайно произошло это после 90-х годов, т.е. когда мы уже достаточно хорошо познакомились с восточными единоборствами, если считать, что началом знакомства была середина семидесятых.

Ну теперь поближе к выступлению Алексея Григорьевича. О школе в целом он рассказал совсем немного, а сделал акцент на бесконтактных воздействиях. Перед этим, месяц назад этой же темы коснулся А.Г. Меликджанян. Свое отношение к этому феномену я уже высказывал, когда писал отзыв о выступлении последнего. Здесь могу только еще раз повторить, что вместо того, чтобы сомневаться, или слепо верить, надо это изучать по всем правилам современной науки. (кто и как это будет делать пока, правда не понятно)

И еще хотелось бы коснуться одного,как мне кажется важного момента. Существует противоречие между традицией и стремлением совершенствовать школу. То есть между требованием традиционности делать все в точности так, как делали предки и соблазном подстроить ее повинуясь велениям времени. Если упереться в традицию, то есть риск безнадежно отстать и стать неинтересным. Если же начать активное совершенствование, то тогда что останется от традиции. В частности, это касается отношения к соревнованиям. Что-то слабо представляется, как наши предки отложив косы и вилы выходят на татами и по команде рефери начинают бой по строгим правилам, а боковые судьи в это время считают очки. Подобного рода соревнования, это все таки продукт нашего времени. Может быть крен и в другую сторону, например, начать пытаться решать сугубо прикладные задачи. В этой связи, мне кажется, что Любкам надо хорошо подумать в какую сторону развивать школу. На мой взгляд, ценность ее в первую очередь в том, что она несет особое мировоззрение, важной чертой которого является гуманизм и направленность на самопознание. Другой ее интересной чертой является то, что она несет в себе определенную эзотерику, что также во многом выделяет ее на фоне других школ. В общем, школа интересная, поэтому хочу пожелать Алексею и его сподвижникам успехов в ее развитии.

Демонстрация бесконтактного воздействия. Удар прошёл мимо Наблюдать за работой А.Г. Гудкова было интересно
Вопрос задаёт В.В. Федорцов Эмоции гостей самые разные

Отзыв С.Н. Соснова

Данный доклад у меня вызвал досаду и разочарование, так как автор Гудков Алексей Григорьевич, вместо ожидаемого мной подробного рассказа и показа характерной техники и тактических принципов школы со столь загадочным названием, вдруг решил оставить все это за рамками доклада, а вместо этого сконцентрировался на всего лишь одном, малоизученном и спорном аспекте - сверхчувствительности, которую можно развить, занимаясь по данной системе.

Справедливости ради, надо сказать, что автор описал происхождение школы, дал ее самобытную терминологию, однако некоторые термины настолько оригинальны (ранее мною не слышаны), что не рискую их приводить здесь, так как не уверен, что правильно их воспроизведу со слуха. Также, было описано столь же самобытное культурно-философское мировоззрение данной школы, а также оригинальное представление об устройстве человека, с точки зрения биомеханики. Все это очень интересно и кардинально отличается от многого, с чем мне до сих пор приходилось сталкиваться в области боевых искусств.

В результате, для меня остались вопросы и сомнения как по поводу "внутренней" техники (как принято, обычно, называть подобные вещи, где человек выходит на уровень использования сверхчувствительности, типа ощущения намерения противника напасть со спины или в полной темноте), так и по поводу сугубо "внешней" техники - то есть, понятных каждому физических навыков, приемов, тактики перемещений и т.д. и т.п:.

По поводу "внутренней" техники школы Любки: "видение" телом с закрытыми глазами, со спины или в темноте, а также будучи окруженным несколькими противниками, - все это, в данной школе, мне представляется неустойчивым, и с нестабильными результатами. Для достижения данных способностей требуется обретение особого психофизического состояния сверхчувствительности и восприимчивости. Это может получиться не быстро и не всегда, возможно, потребуется долгая предварительная настройка для применения данной техники. Все это делает данный метод практически малопригодным для любого ответственного дела, где требуется проверенный, надежный, устойчивый и мгновенный результат, будь то спорт или подготовка силовиков. Предпочтение, скорее всего, будет отдано наиболее простым, проверенным практикой методам обучения и технико-тактическому арсеналу.

Теперь по поводу "внешней" техники: тут был показан и рассказан один из способов разрушать атаку противника за счет использования знания психики человека, "сбивая" его прицел и "проваливая" его на его же ударе. Однако, остались серьезные сомнения в действенности даже этого, одного-единственного более-менее понятного способа защиты, так как все удары (а вернее, один и тот же прямой удар рукой в грудь), исполнял ученик данной школы, и исполнял строго по заданным А. Гудковым параметрам: без финта, без предварительной подготовки (маскировки), да еще размашисто, с явным шагом и наваливающимся движением всем телом. Так что о "чистоте эксперимента" говорить не приходится.

И почему грудь? Возможно, это очень "по-русски", как дрались раньше на кулачках, и это подчеркивает "народность" школы, ее русские корни: Но тактически, на мой взгляд, прямой удар рукой в грудь достаточно бессмыслен, ввиду практической невозможности поразить ее (грудь), если противник стоит вполоборота или боком, да еще по-боксерски держит перед собой руки для защиты, да плюс еще умеет разворотами корпуса и рук отводить удар по касательной, или вообще не стоит на месте, а хорошо двигается. Думаю, это настолько очевидно, что и распространяться много не стоит. Даже если удар в грудь пройдет, то учитывая ее естественную защищенность мышцами (у физически развитых людей), потребуется сверх-усилие для того, чтобы нанести противнику сколь-нибудь серьезный урон. А сверх-усилие всегда заметно и скорее всего, выдаст себя еще на фазе предварительной концентрации, дав возможность противнику защититься или избежать удара.

Несмотря на все объяснения и заверения автора доклада в универсальной пригодности демонстрировавшейся защиты от всех типов ударов, как руками, так и ногами, после демонстрации остались стойкие сомнения в универсальности данной защиты и убеждение, что стоит только сменить исполнителя удара на непредвзятого человека со стороны, как результаты будут еще более непредсказуемы, и по моему мнению, не в пользу представителя школы Любки.

Кроме описанного, не была показана никакая другая техника, как то: какая-либо другая техника защиты, а также техника атаки, перемещений.

А если вся техника школы сводится к одному и тому же - сомнительному, на мой взгляд, - методу, то и практическая ценность всей этой школы сомнительна.

Подводя положительный итог услышанному, следует отметить несомненную самобытность, непохожесть данной школы. Также большая заслуга адептов данного метода - в возрождении корней русской физической и духовной культуры, ее популяризации, особенно сейчас, когда остро стоит проблема самоидентификации русского народа, русской нации.

Также хочется отметить ценность данной школы как фольклорного и этнографического феномена, и интересного экспериментального потенциала для исследований в области психофизических аспектов боя.

Что же до недостатков, то возможно, это относится не столько к самой школе Любки, сколько к неверному построению доклада автором А.Г. Гудковым, который, я считаю, сделал доклад не по теме, так как не раскрыл особенности техники и тактики школы, не дал представления обо всем потенциале школы. Основываясь же на представленном докладе, приходится с сожалением констатировать, что данная школа не представляет, по моему мнению, ценности ни для спорта, ни для прикладного направления (подготовки армейских и силовых структур).

Путаница в понятиях "тактика" и "стратегия", возможно просто оговорка, вызванная не очень хорошим самочувствием автора, после только что перенесенной болезни.

Также, неблагоприятное впечатление произвело то, что автор часто не отвечал на задаваемые вопросы, отговариваясь тем, что это "слишком обширный вопрос", или на данный вопрос нет ответа. По моему, можно ответить на любой вопрос, и достаточно кратко, если только знаешь ответ.

И еще. Опираясь на печальный опыт данного доклада и некоторых предыдущих докладов, которые не были достаточно информативны, чтобы составить суждение о представляемом методе, хочу дополнить инициативу А.А. Половинкина, предложившего унифицировать терминологию и значение основных понятий, употребляемых в сфере спорта и боевых искусств, единоборств, прикладного рукопашного боя.

Предлагаю ввести также и ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ к докладу о любой системе, методе или школе. Любой метод, стиль, школа, система единоборств потому и отличается от всех остальных, что имеет свою особую акцентировку на том или ином аспекте техники или тактики, и имеет свой особый арсенал наиболее употребляемых или не употребляемых принципов, движений, приемов. И описать структуру любой боевой системы, метода, абсолютно возможно.

По аналогии с архитектурным строением, можно сказать, что у любой системы есть следующие структурные элементы:

а) фундамент - историческая, теоретическая, тактическая и техническая основа, цели и задачи, предназначение школы, системы, метода;

б) есть основные "несущие конструкции: стены, колонны, балки" - то есть принципы, на которых базируется отбор применяемых или неприменяемых приемов;

в) есть некий набор характерных для данной конструкции основных "деталей", - то есть наиболее употребляемых, ключевых тактических и технических приемов, движений, навыков, составляющих оригинальное лицо школы;

г) и наконец, есть отличительные "отделочные материалы и элементы декора", создающие атмосферу и то, что называется стилем, лицом школы - какие-то авторские находки и акценты в мелких деталях;

Предлагаю данную описательную классификацию в качестве примерного ОБЯЗАТЕЛЬНОГО перечня аспектов, которые докладчик должен охватить в своем докладе, представляя тот или иной метод, школу, систему единоборств.

Традиционное фото членов совета

Отзыв И.В. Зайчикова на доклад Алексея Григорьевича Гудкова (система ЛЮБКИ)

К сожалению, я опоздал к началу выступления А.Г. Гудкова, поэтому сужу по той части доклада, на которой присутствовал. Правда, еще в Самаре посетил его мастер-класс, много говорил с ним, специально просмотрел его видеоматериалы, поэтому считаю, что могу судить о его системе, хотя и не полно.

Об истории системы. Вначале мне представлялось неправдоподобным существование в народной среде какой-то неизвестной системы. Но когда Гудков пояснил, что она бытовала среди офеней, доверие выросло. Дело в том, что офени, торговцы - разносчики, доставлявшие товар в самые отдаленные деревни, были одной из самых закрытых групп русского общества. У них был свой профессиональный язык, непонятный для окружающих, на котором они могли без опасения обсуждать свои проблемы в людных местах. Кстати, язык офеней частично вошел в криминальный жаргон (воровскую феню) и некоторые слова сохранились в нем до сих пор. Существование языка офеней - научно подтвержденный факт. Можно с высокой долей вероятности предположить, что у офеней существовала и какая-то закрытая, отличающаяся от бытовавших в других слоях, рукопашная система. Ведь офеня торговал в одиночку, переходя от деревни к деревне и представлял собой привлекательную добычу. Система эта, естественно, должна была бы храниться в тайне, т.к. любая система по-настоящему эффективна до тех пор, пока она неизвестна потенциальному противнику, а боевые возможности противника известны носителю системы. С исчезновением офеней как социального института, забылась и система. Правда, некоторая ее часть могла войти в рукопашный арсенал криминального мира, как это произошло и с языком офеней. По литературным источникам начала ХХ в. криминальные умения в этой области оценивались как ''воровское джиу-джитсу'', т. е. система движений кардинально отличалась от общеизвестных в то время кулачного боя, национальных видов борьбы, бытовавших в России и от французской борьбы, бывшей тогда в большой моде. По поверхностному впечатлению, это описание подходит под тот рисунок боя, который показывает Гудков. Впрочем, все это - мои предположения и умозрительные рассуждения, не подтвержденные научно закрепленной фактографией. Но на этом, умозрительном, уровне существование подобной системы выглядит вполне реалистичным.

Если эти предположения верны, то вряд ли эта система существовала в целостном виде и Гудков мог познакомиться только с какими-то ее элементами. Думаю, что, оценив перспективный принцип построения приемов, он начал дальше работать в этом направлении и выстроил собственную систему, отталкиваясь от того, что узнал. В таких случаях, как правило, достаточно детально и глубоко разрабатываются различные аспекты системы, но страдает реалистическая оценка эффективности приемов, особенно прикладных. На мой взгляд, именно этим страдает система ЛЮБКИ на нынешнем этапе. Я делаю этот вывод на основе своего краткосрочного общения с А.Г. и ознакомления с видеоматериалами по его системе, так что он не претендует на полную достоверность.

К сожалению, Гудков большую часть своего выступления посвятил общим вопросам, и на демонстрацию технического арсенала и тренировочных методик времени у него почти не осталось. О тактике вообще речь не шла. Хотя для нас именно эти вопросы представляют особый интерес.

Насколько я понял, суть атаки в ЛЮБКАХ заключается в том, чтобы прикладывать усилие к той части тела объекта, воздействие на которую выведет его из равновесия. По терминологии Гудкова такое положение мишени атаки называется ''плотность ''. Суть защиты - в том, чтобы принять воздействие объекта на себя таким образом, чтобы вектор его усилия не воздействовал на опору и не встретил осознанного или неосознанного сопротивления и атакующий тем самым ''провалился'' бы. По терминологии Гудкова это ''пустота''. Контратака строится на том, что на провалившийся объект оказывается контратакующее воздействие, импульс которого направлен на ''плотность'', в результате чего объект теряет равновесие. Принцип не новый, он используется во многих восточных, да и не только восточных, системах, в частности в айкидо и тайцзы-цюань, у А.А. Кадочникова, у М. Рябко. Недаром ряд демонстрационных приемов Гудкова как будто взят из айкидо в чистом виде, но не похоже, что это заимствование. Однако сам рисунок боя в ЛЮБКАХ кардинально отличается от айкидо и других восточных систем. Что касается наших отечественных систем подобной направленности, то, не смотря на ряд схожих моментов, ЛЮБКИ так же не выглядят их копией. Так что я прихожу к выводу, что ЛЮБКИ - без всякого сомнения, система оригинальная.

Из демонстрации и видеоматериалов понятно, что в ЛЮБКАХ имеются специфические удары. Однако разъяснений по этому разделу А.Г. не дал. Я еще в Самаре просил его продемонстрировать один из ударов на мне, но тогда на это как-то не нашлось времени. На нынешнем заседании ЭАС так же попросил продемонстрировать на мне удары и защиту, но Гудков отказался, сославшись на плохое самочувствие после болезни и усталость. Так что личных впечатлений об ударах в ЛЮБКАХ я не имею.

В Самаре А.Г. Гудков демонстрировал ряд приемов противодействия захватам и попытке броска на В.В. Федорцове и по оценке В.В. все, что он демонстрировал, работает. Но у меня имеются сомнения, что в реальном бою с противником, имеющим навыки борца эти приемы столь уж эффективны.

Сомнителен для меня и показанный А.А. Гудковым способ противодействия ударам. Его демонстрация и на ЭАС, и в Самаре строилась на том, что ассистент обозначал несколько пробных ударов в голову, затем по команде А.А, наносил достаточно заметный одиночный удар в грудь, который Гудков и парировал. На демонстрации такое исполнение, признаюсь, смотрится весьма эффектно, но вот в бою такие удары наносят только недостаточно опытные люди. Еще более сомнительным представляется мне утверждение А.Г, что таким же образом идет надежная защита от ударов ногами.

Гудков довольно невнятно говорил о тренировочной методике. Но когда он продемонстрировал элемент тренировки, касающийся, по его терминологии, умения в обороне создавать ''пустоту'' в зоне воздействия и обходить ''пустоту'' и находить ''плотность'' в атаке, то я понял, что, по крайней мере, этот элемент тренировки в рамках его арсенала совершенно оправдан и выстроен методически правильно.

Если перевести на общепринятую терминологию, речь идет о том, чтобы научить курсанта включать все звенья кинематической цепи для того, чтобы ''провалить'' противника в обороне и избежать ''проваливания'' в атаке. Начинается обучение с воздействия на крайний сустав (был показан лучезапястный), а обороняющийся включает последовательно локтевой, плечевой суставы, корпус, ноги для того, чтобы провалить атакующего. А тот, в свою очередь, применяет различные развороты атакованной руки и перемещения для того, чтобы компенсировать действия партнера. Гудков объяснил, что дальше таким же образом прорабатывается воздействие на локтевой сустав и т.д. В Самаре он показывал, как они противодействуют захватам за корпус разворотами таза.

Как я уже отметил, в целом такой подход к тренировке методически оправдан. Жаль, что А.Г. не продемонстрировал других тренировочных приемов, т.к. возникают вопросы. Например, не будет ли лучше реагировать на захват руки сразу перемещениями, без промежуточных этапов.

На заседании ЭАС я опоздал на ту часть выступления А.Г. Гудкова, где он рассказывал о возможности выработать способность на психическом или парапсихическом уровне распознавать готовность противника к атаке. Но в Самаре я внимательно прослушал эти положения А.Г. и видел его демонстрацию. По моему убеждению, это либо заблуждение Гудкова, либо дезинформация. На примере тех упражнений, что он показал в Самаре, непредвзятому зрителю видно, что он реагирует на микродвижения объекта, в частности, сопровождающие изменения центра тяжести и характера опоры на грунт, а так же микродвижения мимических мышц. Догонял он напарника на демонстрации за счет того, что тот замедлял движение, приближаясь к границе демонстрационной площадки. Его самого партнер догнать не мог от того, что изначально двигался медленнее, чем А.А.. Распознавание готовности к нападению со спины я у Гудкова не видел. Все это для меня - еще одно подтверждение того, что все разговоры о возможности экстрасенсорного восприятия и вообще всяческой эзотерики - блеф или заблуждение.

Явным недостатком ЛЮБКОВ является отсутствие в них партера. По моему глубокому убеждению, без развитого и приспособленного именно для реального боя партера прикладная система не является полной.

Как я понял, в ЛЮБКАХ отсутствует комплекс приемов, направленный на задержание объекта, что ограничивает возможность использовать эту систему в правоохранительных органах. Отсутствуют так же приемы, предназначенные для уничтожения объекта, значит, она не покрывает потребностей прикладной армейской системы. Ничего не было сказано и об использовании оружия и предметов его заменяющих, а так же спецсредств, из чего я делаю вывод, что эти разделы в ЛЮБКАХ отсутствуют.

Должен отметить, что на меня произвело неприятное впечатление, что А.Г. частенько уходил от сложных вопросов по технике, тактике и тренировочной методике которые для нас представляли больший интерес, чем общие рассуждения, которыми был переполнен его доклад.

К явным недостаткам отношу и то, что А.Г. Гудков нередко путает тактику боя со стратегией.

Из того, что я увидел на заседании ЭАС, в Самаре и на видео делаю вывод, что ЛЮБКИ - неспециализированная рукопашная система прикладной направленности. О практической ее эффективности на основании показанного судить трудно. Целесообразность продвижения ее в силовые структуры весьма сомнительна. Во-первых, в силу неясности ее реальной эффективности, общего превосходства над существующими системами. Во-вторых, из-за отсутствия специализированных прикладных разделов и предназначенных для этих целей тренировочных методик. В-третьих, техника системы настолько отличаются от того, что содержится в служебных пособиях и от того, как готовится инструкторский состав, что придется начинать подготовку по этой системе с полного переучивания и инструкторов и исполнителей.

ЛЮБКИ - интересная находка ее создателей, не исключаю, что это так же часть традиционной культуры русского народа. В любом случае, система заслуживает дальнейшего развития. В нынешнем свом состоянии ЛЮБКИ могут использоваться для занятий любителей и для занятий с детьми.

В заключение опять отмечаю, что нам необходимо написать вопросник, по которому докладчики должны строить свое выступление. За основу можно взять предложение С.Н. Соснова.

Система Orphus

© Copyright "А. Половинкин" 2004-2017